БЫСТРЫЙ ПЕРЕХОД :

НАВИГАЦИЯ ПО РАЗДЕЛУ :



Путь по сайту: Главная / Законодательство КНР / Законодательство и экономика Китая - Том I / Уголовный кодекс КНР / Комментарии к особой части УК КНР

Комментарии к особой части УК КНР

Содержание:
Глава I. Преступления против государственной безопасности
Глава II. Преступления против общественной безопасности
Глава III. Преступления против социалистического рыночного экономического порядка
Глава V. Преступления против собственности
Глава VI. Преступления против общественного порядка и порядка управления
Глава VIII Коррупция и взяточничество




Глава 1. Преступления против государственной безопасности
Борьба с сепаратизмом одно из важнейших направлений политического курса Китая, опирающегося на принцип единого многонационального государства. Его успехи в деле “объединения Родины” действительно впечатляют. на сложном пути реформ, кардинально изменивших облик страны, КНР не только сохранила собственные территории, но вернула бывшие колонии Запада — Гонконг и Макао. Сейчас трудно ответить на вопрос, когда окончательно будет решена тайваньская проблема, но думается, что Пекин в конечном счете своего добьется.
Тем не менее, не стоит игнорировать имеющиеся национальные проблемы в обществе. Несмотря на огромные усилия центрального правительства ситуация на Тибете остается по-прежнему неоднозначной, а в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) не затихает террористическая деятельность мусульманских экстремистов. Последние выступают за отделение Синьцзяна от Китая и создание так называемого Восточного Туркестана. Как сообщило агентство Синьхуа 21 октября 1999 г., заместитель председателя общества китайских мусульман Ван Яобинь обвинил экстремистов в том, что “прикрываясь религиозными лозунгами, они занимаются террористической деятельностью”, подвергают серьезной угрозе общественный порядок и стабильность в районе. По его словам, действия властей направлены не на ограничение свободы вероисповедания, а на обеспечение нормальной религиозной деятельности и прав граждан.
Согласно материалам ИТАР-ТАСС от 3 марта 1999 г., в СУАР по приговору суда были казнены 10 человек, являвшихся членами запрещенной подпольной сепаратистской организации, выступающей за отделение Синьцзяна. В качестве главных пунктов обвинения им были предъявлены раскольническая деятельность, организация массовых беспорядков в ряде районов СУАР, совершение убийств, террористических актов и других особо тяжких преступлений, направленных против территориальной целостности и безопасности страны. Еще 45 членов упомянутой организации были осуждены соответственно к смертной казни с двухлетней отсрочкой исполнения приговора и длительным срокам лишения свободы.
По данным того же агентства со ссылкой на сянганскую (гонконгскую) печать от 23 января 1999 г., местный суд в СУАР приговорил одного человека к смертной казни и 29 — к различным срокам лишения свободы за их роль в волнениях в этом регионе в 1997 г., когда погибли девять и были ранены более 200 человек. на совещании прокуроров Синьцзяна один из партийных руководителей автономного района Ван Лэцюань призвал “сделать приоритетной борьбу по ликвидации террористов”. Синьцзян, сказал он, является постоянным объектом деятельности сепаратистов, находящихся как внутри страны, так и за ее пределами. Необходимо применять жесткие меры и суровые наказания в отношении таких преступников.
В последнее время в Китае оживились разговоры о шпионаже. Причиной этому стали несколько громких уголовных дел 1999 г. В августе народный суд высшей ступени провинции Хайнань (на юге страны) вынес окончательный приговор по делу бывшего сотрудника канцелярии провинциальной администрации Си Шиго, обвинявшегося в похищении и выдаче государственной тайны. Он был приговорен к пожизненному лишению свободы. В ходе судебного разбирательства выяснилось, что в период с июля 1996 г. по март 1997 г. Си Шиго похитил около ста единиц документов, в которых содержалась секретная информация о политической, экономической жизни государства и системе обороны страны, и передал их зарубежным разведывательным органам, за что получил “солидные финансовые и материальные вознаграждения” (6, 31 августа 1999 г.).
Согласно сообщениям ИТАР-ТАСС от 14 и 18 сентября 1999 г. со ссылкой на источники в КНР и на Тайване, в августе по приговору суда были расстреляны двое военнослужащих Народноосвободительной армии Китая: генерал-майор Лю Лянькунь и старший полковник Шао Чжэнчжун, активно сотрудничавшие с тайваньскими спецслужбами. 58-летний Лю Лянькунь, который до ухода на пенсию был начальником отдела вооружений главного управления тыла китайской армии, “работал на тайваньскую разведку с начала 90-х гг.”. Сын генерала, занимавший должность командира дивизии, в свою очередь был приговорен к длительному сроку лишения свободы по обвинению в сокрытии преступлений.
Казненные генерал и старший полковник, в частности, передали Тайбэю сведения о дислокации китайских войск, а также вооружении, включая ракеты, которое использовалось во время проведения крупных военных маневров в 1996г. В районе Тайваньского пролива. Лю Лянькунь и Шао Чжэнчжун за свою “работу” получили от тайваньских спецслужб в общей сложности 1,6 млн. долларов США. Во время обыска в доме отставного генерала было обнаружено 500 тысяч долларов и 900 тысяч юаней (более 100 тысяч долларов). В связи с этим делом руководство страны потребовало усилить работу контрразведки, чтобы немедленно положить конец “утечке” государственных и военных секретов через высокопоставленных армейских офицеров.


Глава 2. Преступления против общественной безопасности
Наибольшую опасность для общества представляет деятельность мусульманских террористических организаций в северо-западном Синьцзян-уйгурском автономном районе, выступающих за отделение от Китая. Так, по данным агентства ИТАР ТАСС от 16 и 20 сентября 1999 г., в ходе проведенной операции полиция застрелила одного и арестовала более 20 террористов уйгуров. Одновременно был освобожден трехлетний заложник, которого преступники удерживали у себя. Примерно в то же время синьцзянские власти смогли задержать несколько групп мусульман террористов, конфисковав у них огнестрельное оружие и большое количество взрывчатых веществ. Все арестованные прошли специальную диверсионную подготовку в зарубежных странах.
К сожалению, сообщения о взрывах и других терактах в этом регионе поступают регулярно. Поэтому в канун празднования 50летия образования КНР осенью 1999 г. правоохранительные органы Синьцзян-уйгурского автономного района были приведены в состояние повышенной готовности. Подробнее о решительной борьбе с сепаратизмом в Китае рассказывалось в предыдущей главе.
В 1998-1999 гг. нашумевшим стало дело о морском пиратстве в Восточно-китайском и Южно-китайском морях. Пираты захватили транспортное судно “Чаншэн” с 23 китайскими моряками и грузом металлолома, поднявшись на борт в форме сотрудников управления по борьбе с контрабандой, когда оно находилось в тайваньском порту по пути из Шанхая в Малайзию. После выхода судна в открытое море “полицейские” собрали членов команды на палубе и надели на них наручники. Через своего посредника в южно-китайском городе Шанвэй (провинция Гуандун) пираты договорились с индонезийским бизнесменом в Сингапуре о продаже “Чаншэн” за 350 тысяч долларов без команды. От последней было решено избавиться в море. Моряков убили и выбросили за борт. Тела 20 из них позднее обнаружили рыбаки.
В начале 1999 г. большинство преступников было арестовано. В ходе следствия выяснилось, что пираты, возглавляемые индонезийцем китайского происхождения Суони Вэем, предпринимателем из Шанвэя Вэн Сыляном и рабочим Цзя Хунвэем, в свое время захватили танкер, перевозивший пальмовое масло из Сингапура, и судно с грузом патоки. В декабре 1999 г. 38 человек предстали перед судом. Они обвинялись также в убийствах, разбое, контрабанде наркотиков, хранении огнестрельного оружия и боеприпасов (6,13 декабря 1999 г.). Это был наиболее вопиющий случай морского пиратства за период после образования КНР.


Глава 3. Преступления против социалистического рыночного экономического порядка
Настоящая глава наиболее обширная в кодексе — 92 статьи (ст. 140-231). Борьбе с экономической преступностью в КНР уделяется самое пристальное внимание со времени проведения “политики реформ и открытости”. Политические лидеры страны прекрасно понимают, что любые послабления в этой области оборачиваются огромными убытками для государства. Работа ведется постоянная и целенаправленная.
Изготовлению, сбыту поддельных и некачественных товаров посвящен параграф 1 данной главы (ст. 140— 150). Статья 140 носит обобщающий характер, в ней изложены варианты противоправных деяний производителя и продавца с поддельными или некачественными товарами: пересортица, добавление поддельной продукции, выдача поддельной продукции за подлинную, низкокачественной за высококачественную или некондиционной за кондиционную. В зависимости от суммы реализации указанных “товаров” виновным грозят арест, различные сроки лишения свободы (в том числе и пожизненное), в качестве дополнительного или самостоятельного наказания — штраф в размере от 50 процентов до двукратной суммы реализации, конфискация имущества (дополнительно).
Проблема качества продукции давно вызывает повышенное внимание высокопоставленных государственных деятелей и рядовых граждан. Как показывают данные китайского общества потребителей, в 1999 г. свыше 70 процентов исков потребителей затрагивали проблему подделок и качества. Только в одном этом году было зафиксировано 224,6 тысячи случаев производства и торговли фальшивыми и некачественными товарами, закрыто более 8200 предприятий, конфискована продукция стоимостью 3,54 млрд. юаней (более 400 млн. долларов).
В двух статьях говорится о производстве, сбыте поддельных (ст. 141) и некачественных (ст. 142) лекарств. Ранее статья 164 в УК 1979 г. устанавливала уголовную ответственность за производство, продажу поддельных лекарств. Согласно Закону о регулировании лекарственных средств 1984г. (ч. 2 ст. 51), производство или сбыт некачественных лекарств, причинившие тяжкий вред здоровью человека, квалифицировались и наказывались также по статье 164 (19, 1540). Однако в Постановлении о наказании за производство, сбыт поддельных и некачественных товаров, принятом на 2-м заседании ПК ВСНП восьмого созыва 2 июля 1993 г. (19, 1532-1533), были выделены уже два самостоятельных состава преступлений. Эта позиция нашла отражение в нынешнем Уголовном кодексе.
Производство, сбыт поддельных лекарств наказывается более строго — вплоть до смертной казни. Статья 141 — единственная в параграфе, в которой предусмотрена высшая мера наказания. В соответствии с положениями данной статьи наказывается производство, сбыт продуктов с примесями ядовитого, вредоносного непищевого сырья или сбыт продуктов с заведомо известным содержанием такого сырья, если это повлекло смерть или причинило особо тяжкий вред здоровью человека (ст. 144). Именно по этой статье были приговорены к смертной казни и расстреляны изготовители фальшивой водки в провинции Шаньси.
Кроме указанных товаров и продуктов питания в кодексе отдельно выделены производство, сбыт несоответствующих санитарным нормам продуктов (ст. 143), производство или сбыт медицинских аппаратов и инструментов, медико-санитарных материалов, несоответствующих государственным, отраслевым нормам по охране здоровья человека (ст. 145), производство либо сбыт электроприборов, пневмотехники, огне- и взрывоопасной продукции, несоответствующей государственным, отраслевым нормам по обеспечению безопасности личности (ст. 146), производство либо сбыт поддельных, непригодных к применению, некондиционных ядохимикатов, ветеринарных препаратов, химических удобрений (ст. 147), производство, сбыт несоответствующей санитарно-гигиеническим нормам парфюмерно-косметической продукции (ст. 148).
В первой половине 1999 г. было раскрыто 42 тысячи преступлений, связанных с производством и сбытом некачественной продукции, включая сталь, автомашины, химическое сырье, текстильные изделия, сигареты, — всего на сумму 1,35 млрд. юаней (более 160 млн. долларов) (27,18 августа 1999 г.).
Параграф 2 “Контрабанда”, объединяющий всего 7 статей (ст. 151-157), имеет исключительно важное значение поскольку данное явление — постоянная головная боль китайского руководства.
В УК 1979г. вопросы контрабанды регулировались положениями трех статей (ст. 116, 118-119). Максимальное наказание предусматривала статья 118: контрабанда, спекуляция в виде промысла или в крупных размерах, руководители контрабандных, спекулятивных групп наказывались лишением свободы на срок от трех до десяти лет, в качестве дополнительного наказания могла применяться конфискация имущества. В указанных пределах более строгому наказанию подвергались государственные работники, использовавшие служебное положение для контрабанды и спекуляции (ст. 119).
Принятое ПК ВСНП в марте 1982 г. Постановление об усилении наказаний в отношении лиц, совершивших серьезные хозяйственные преступления (4, 372-374), вносило изменения в том числе и в статью 118. При особо отягчающих обстоятельствах деяния, предусмотренные в ней, наказывались отныне лишением свободы на срок десять и более лет, пожизненным лишением свободы либо смертной казнью. 21 января 1988 г. на 24-м заседании ПК ВСНП шестого созыва были приняты Дополнительные установления о наказании за контрабанду (20, 905-907), послужившие своеобразным прообразом нынешнего раздела УК и действовавшие до октября 1997г.
УК 1997г. устанавливает, что контрабанда оружия, боеприпасов, ядерного материала или поддельных денег наказывается лишением свободы на срок семь и более лет; при смягчающих обстоятельствах — от трех до семи лет. Контрабанда запрещенных государством для вывоза культурных ценностей, золота, серебра и других драгоценных металлов или запрещенных государством для вывоза и ввоза ценных животных и продукции из них наказывается лишением свободы на срок пять и более лет; при смягчающих обстоятельствах — до пяти лет. В качестве дополнительного, наказания применяется штраф, в отдельных случаях — конфискация имущества. Следует подчеркнуть, что перечисленные преступления, совершенные при особо отягчающих обстоятельствах, наказываются пожизненным лишением свободы либо смертной казнью, в качестве дополнительного наказания применяется конфискация имущества.

Контрабанда запрещенных государством для ввоза и вывоза редких растений и продукции из них наказывается лишением свободы на срок до пяти лет, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания применяется штраф; при отягчающих обстоятельствах — пять и более лет, штраф применяется только в качестве дополнительного наказания (ст. 151).
Несомненный интерес в новом законодательстве представляют положения о контрабанде товаров и предметов при уклонении от уплаты налогов. Такая контрабанда с уклонением от уплаты налога на сумму 500 тысяч юаней (около 60 тысяч долларов) и более наказывается лишением свободы на срок десять и более лет либо пожизненным заключением; при особо отягчающих обстоятельствах допускается применение смертной казни. Контрабанда с уклонением от уплаты налога на сумму 150 тысяч юаней (около 18 тысяч долларов) и более, но менее 500 тысяч юаней наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет; при отягчающих обстоятельствах — десять и более лет либо пожизненным лишением свободы. Во всех перечисленных случаях в качестве дополнительного наказания применяется штраф в размере от одной до пятикратной суммы неуплаченного налога. В качестве альтернативы иногда применяется конфискация имущества.
Контрабанда товаров, предметов с уклонением от уплаты налога на сумму 50 тысяч юаней (около 6 тысяч долларов) и более, но менее 150 тысяч юаней наказывается лишением свободы на срок до трех лет либо арестом, в качестве дополнительного наказания применяется штраф в размере от одной до пятикратной суммы неуплаченного налога. Неучтенная многократная контрабанда наказывается в соответствии с общей суммой неуплаченного налога за все контрабандные товары, предметы (ст. 153).
Характерно, что Дополнительные установления о наказании за контрабанду 1988 г. В отличие от ныне действующего законодательства не определяли размеры штрафа.
Кроме того, в них были установлены более суровые наказания за контрабанду с уклонением от уплаты налога на суммы, аналогичные закрепленным в УК, фиксировался более низкий уровень определения суммы уклонения от уплаты налога. Последний, в частности, равнялся 20 тысячам юаней (около 2,4 тысячи долларов). Контрабанда товаров, предметов с уклонением от уплаты налога на сумму от 20 тысяч юаней и более, но менее 50 тысяч юаней наказывалась лишением свободы на срок до трех лет либо арестом. Контрабанда с уклонением от уплаты налога на сумму от 50 тысяч юаней и более, но менее 150 тысяч юаней наказывалась лишением свободы на срок от трех до десяти лет и т. д.
Конечно, самые суровые приговоры в Китае выносятся за контрабанду наркотиков (ст. 347), о чем подробно рассказывается в соответствующей главе настоящей книги. Однако конкретные факты свидетельствуют о нередком применении смертной казни и за контрабанду других видов товара.
Помимо наркотиков, основными предметами контрабанды остаются нефть и нефтепродукты, растительное масло, автомобили, мотоциклы, сырье для текстильной и химической промышленности, сигареты, аудио и видеопродукция и др. В 1998 г. сотрудники органов общественной безопасности и пограничной службы пресекли 850 попыток контрабанды на общую сумму 900 млн. юаней (более 100 млн. долларов). Они перехватили 550 судов контрабандистов, в результате чего было изъято 170 тысяч тонн жидкого топлива, 4 тысячи тонн сырья для химической промышленности, 329 автомобилей, 260 мотоциклов, 62809 ящиков сигарет и фальшивые юаневые банкноты на сумму более 63 млн. юаней (свыше 7,5 млн. долларов), а также большие партии продуктов питания, алкогольных напитков и электроприборов. В том же году силами китайских таможенников было раскрыто около 8400 случаев контрабанды, стоимость изъятых нелегально провозимых товаров превысила 15,4 млрд. юаней (около 2 млрд. долларов). Эти два показателя соответственно на 15,4 и 128,7 процента выше уровня 1997 г. (6, 26-27 января 1999 г.).
Решительную борьбу китайские правоохранительные органы ведут с контрабандой порнографических кинофильмов, видео- и аудиозаписей, изображений, печатных изданий или других предметов порнографического характера. Подобная контрабанда с целью извлечения выгоды или распространения наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет; при отягчающих обстоятельствах — десять и более лет либо пожизненным заключением; при смягчающих обстоятельствах — до трех лет, арестом либо надзором. В зависимости от ситуации в качестве дополнительного наказания применяется штраф либо конфискация имущества (ст. 152).
УК КНР предусматривает уголовную ответственность за контрабанду, совершенную юридическими лицами. Организации, виновные в совершении такого рода преступлений, наказываются штрафом, кроме того лица, непосредственно ответственные за руководство, и другие непосредственно ответственные лица наказываются в соответствии с положениями конкретных статей Уголовного кодекса. В этом контексте следует напомнить, что весьма распространенная в нынешнем кодексе уголовная ответственность юридических лиц впервые в истории китайского законодательства была закреплена в статье 47 Таможенного кодекса 1987 г. именно за контрабандные деяния предприятий, непроизводственных структур, государственных учреждений и общественных организаций(3,178-179).
Во многом на них сориентированы положения статьи 154 — самовольный сбыт внутри страны с целью получения выгоды сырья, деталей, готовой продукции, оборудования и других подлежащих налогообложению товаров, определенных к импорту с целью обработки, сборки, компенсационной торговли, без разрешения таможни и уплаты налогов; самовольный сбыт внутри страны с целью получения выгоды товаров, предметов, специально определенных к импорту с льготным налогообложением, освобождением от налогов, без разрешения таможни и уплаты налогов. Указанные деяния, образующие состав преступления, квалифицируются и наказываются в соответствии со статьей 153 УК.
Статья 155 почти полностью воспроизводит соответствующие положения Дополнительных установлении о наказании за контрабанду 1988 г. В нынешнем УК впервые прописана лишь норма об уголовной ответственности за ввоз твердых отходов без таможенного досмотра, которая непосредственно связана со статьей 339 кодекса, — ввоз в страну и сброс, сваливание, обработка данных отходов в нарушение государственных установлении.
Как соучастие в контрабанде рассматривается сговор с контрабандистом, предоставление ему кредитов, финансов, счетов, инвойсов, документов или предоставление последнему транспортных, почтовых и прочих услуг. Суровые санкции ожидают виновных в вооруженном прикрытии контрабанды, а также сопротивлении задержанию контрабанды с применением насилия, угроз (ст. 156-157).
Несмотря на энергичные меры руководства страны, проблема контрабанды остается чрезвычайно актуальной. Сложная ситуация сохраняется на юге и юго-западе страны, на восточном побережье, в крупных городах и портах. Особую опасность представляет сращивание контрабандистов с властными структурами в центре и на местах. Так, член Госсовета У И обвинила ряд руководящих работников уездного и волостного уровня, отвечающих за пограничную торговлю, в пособничестве и участии в контрабанде. По ее словам, “их действия серьезно порочат имидж властей и чиновников”, кое-где облеченные властью функционеры “рассматривают контрабандную деятельность как благо для развития местной экономики”, руководящая номенклатура в некоторых районах лишь на словах борется с контрабандой, а на деле действует по принципу “верхи проводят свою политику, а у нас — собственная игра” (26, 1998, 39, 16). Тем не менее, решимость китайских лидеров искоренить данное явление вызывает уважение.
В январе 1999 г. было объявлено о создании таможенной полиции для борьбы с контрабандой. Согласно сообщению главного таможенного управления, в последние годы деятельность контрабандистов стала особенно опасной для политической, экономической и общественной жизни страны. Вместе с тем таможенные службы часто оказывались несостоятельными в борьбе с ними, не обладая достаточными полномочиями. Решение о создании таможенной полиции было принято на всекитайском совещании в июле 1998 г., а действует она под контролем таможни и министерства общественной безопасности. В состав нового подразделения вошли специально подготовленные сотрудники правоохранительных органов (25, 6 января 1999 г.). В начале года начали работу следственный отдел при главном таможенном управлении в Пекине и его региональные отделения, в частности в провинции Гуандун, Шанхае.
Специальный раздел в главе — абсолютно новый параграф 3 “Преступления против порядка управления компаниями и предприятиями” (ст. 158—169). Мы не найдем ни одной статьи из него в УК 1979 г. О таких преступлениях заговорили только в 90-е гг.
Тогда же и были приняты сначала в декабре 1993 г. Закон о компаниях (внесены изменения в 1999г.), а позднее, на 12-м заседании ПК ВСНП восьмого созыва 28 февраля 1995 г., Постановление о наказании за нарушение Закона о компаниях (19, 1535), положения которого, во многом, нашли отражение в параграфе.
Большинство статей в той или иной степени связано с нормами УК, содержащимися в разделах о преступлениях против порядка управления в сфере финансов и финансовом мошенничестве.
К их числу можно отнести декларирование ложных сведений об уставном капитале и регистрация компании с введением в заблуждение органов, ответственных за регистрацию, с использованием фиктивных документов или иных мошеннических способов (ст. 158), в нарушение положений Закона о компаниях ложное декларирование капиталовложений без внесения денег; материальных ценностей или передачи прав собственности либо изъятие капиталовложений после открытия компании (ст. 159), утаивание важных фактов или фабрикация серьезной дезинформации в разъяснениях по акционированию, подписке на акции, способах набора облигаций компании, предприятия (ст. 160), предоставление компанией акционерам и общественности фиктивных финансово-бухгалтерских отчетов или финансово-бухгалтерских отчетов с утаиванием важных фактов (ст. 161), утаивание собственности, внесение ложных записей в балансовые ведомости или в ликвидационные ведомости по собственности либо распределение собственности компании, предприятия до погашения долгов в ходе ликвидационных мероприятий (ст. 162).
В конце 1999 г. весьма существенные изменения были внесены в последнюю из упомянутых статей. Согласно Поправкам к Уголовному кодексу КНР, принятым на 13-м заседании ПК ВСНП девятого созыва 25 декабря 1999 г., статья 162 заметно “расширилась”. В ней появилась еще одна норма, которая стала ее “составной частью”.
Формулировка для уголовного законодательства новая и весьма вероятно, что в дальнейшем она будет активно использоваться. Отныне за утаивание или умышленное уничтожение по закону подлежащих хранению бухгалтерских документов, книг, финансово-бухгалтерских отчетов при отягчающих обстоятельствах предусматривается лишение свободы на срок до пяти лет либо арест, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания применяется штраф в размере от двадцати тысяч до двухсот тысяч юаней. Закреплена уголовная ответственность юридического лица.
По статье 163, требование и получение ценностей от других лиц или незаконное получение ценностей от других лиц для извлечения последними выгоды работниками компании, предприятия с использованием служебного положения на значительную сумму наказывается лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом, при крупном размере суммы — пять и более лет, в качестве дополнительного наказания может применяться конфискация имущества. Точно так же карается получение под различными предлогами вознаграждений, платы за оформление в личную собственность в нарушение государственных установлений работниками компании, предприятия в хозяйственной деятельности. В статье 385 главы 8 “Коррупция и взяточничество” Особенной части эти деяния, совершенные государственными работниками, рассматриваются как получение взятки. В Постановлении о наказании за нарушение Закона о компаниях (ст. 6) тоже говорилось о получении взятки различными функционерами, рабочими и служащими компании с использованием служебного положения.
Передача работникам компании, предприятия ценностей для извлечения неправомерной выгоды на значительную сумму наказывается лишением свободы на срок до трех лет, либо арестом, при крупном размере суммы — от трех до десяти лет и штраф (ч. 1 ст. 164). Аналогичная “передача ценностей” государственным работникам квалифицируется в кодексе как дача взятки с соответствующими последствиями (ч. 1 ст. 389, 390). Формально в первом случае такого понятия нет, однако в части 2 статьи 164 законодатель записал: лицу, давшему взятку и добровольно сообщившему о даче взятки до уголовного преследования, можно назначить наказание ниже низшего предела либо освободить его от наказания. Любопытно, что это положение дословно воспроизведено в части 2 статьи 390.
Статья 167 — полная безответственность, проявленная при подписании, реализации контракта лицами, непосредственно ответственными за управление, — существенно обновлена Постановлением о наказании за приобретение обманным путем, утечку за границу и незаконную торговлю иностранной валютой, (текст постановления приводится в настоящей книге). Со дня его опубликования (31 декабря 1998 г.) по указанной статье квалифицируется и наказывается полная безответственность работников финансовых структур, компаний, предприятий, занимающихся внешнеторговой деятельностью, приведшая к приобретению обманным путем или утечке за границу иностранной валюты в больших размерах, что нанесло крупный ущерб интересам государства.
Существенно дополнена и статья 168 — доведение до банкротства или причинение крупного ущерба государственным компаниям, предприятиям. Это произошло позднее, в декабре 1999 г. Если ранее круг субъектов данного преступления ограничивался лишь лицами, непосредственно ответственными за управление государственной компанией, предприятием, то теперь им может быть любой работник указанной компании или предприятия. В первом случае для состава преступления требовалось наличие “корыстных побуждений”, а в нынешнем варианте говорится лишь о “полной безответственности или злоупотреблении служебным положением” (ч. 1). С трех до семи лет увеличен максимальный срок лишения свободы.
Кроме того, в статье появились части 2 и 3. В соответствии с положениями части 1 наказываются идентичные деяния работников государственных непроизводственных структур; преступление, совершенное из корыстных побуждений, карается более строго.
Самый объемный в главе параграф 4 “Преступления против порядка управления в сфере финансов” — 22 статьи (ст. 170-191). При этом с определенной долей уверенности можно предположить его дальнейшее “разрастание”. В пользу такого варианта говорит хотя бы тот факт, что абсолютное большинство изменений, внесенных в действующий Уголовный кодекс в конце 90-х гг., напрямую связаны с финансовой сферой. Остро в современном Китае стоят проблемы фальшивомонетничества, подделки финансовых документов, преступности в банковском деле, области страхования и т. д. Однако обо всем по порядку.
В УК 1979 подделка государственных денег или перевозка с целью продажи поддельных государственных денег наказывалась лишением свободы на срок от трех до семи лет, в качестве дополнительного наказания мог быть наложен штраф либо допускалась конфискация имущества. В отношении руководителей этих преступлений или при наличии особо отягчающих обстоятельств устанавливалось лишение свободы на срок семь и более лет либо пожизненное заключение, в качестве дополнительного наказания могла быть применена конфискация имущества (ст. 122). По мере интенсивного развития в обществе товарно-денежного обмена фальшивомонетничество приобрело широкий размах, что, безусловно, оказывало дестабилизирующее влияние не только на финансовый рынок, но и на всю экономику страны. Как признают китайские юристы, кодекс 1979 г. С его максимальным “пожизненным лишением свободы” “не мог отвечать потребностям должного отпора подобного рода преступлениям” (13,228).
30 июня 1995 г. на 14-м заседании ПК ВСНП восьмого созыва было принято Постановление о наказании за преступления против финансового порядка (19, 1536— 1538). Статья 170 УК 1997 г. (подделка денег) почти полностью воспроизводит статью указанного постановления. Имеется единственное отличие: в качестве дополнительного наказания при руководстве группой по подделке денег, подделке денег на особо крупную сумму, других особо отягчающих обстоятельствах (карается лишением свободы на срок десять и более лет, пожизненным заключением либо смертной казнью) применяется не только конфискация имущества (1995 г.), но и штраф в размере от 50 тысяч до 500 тысяч юаней (примерно 6 тысяч — 60 тысяч долларов).
В зависимости от размера суммы от трех лет до пожизненного лишения свободы наказывается сбыт, покупка или заведомая перевозка поддельных денег. В качестве дополнительного наказания применяется штраф от 20 тысяч до 500 тысяч юаней либо конфискация имущества. Почти также карается покупка или обмен поддельных денег с использованием служебного положения работниками банка или других финансовых структур. Здесь предельная сумма штрафа — 200 тысяч юаней. за заведомое хранение, использование поддельных денег с учетом их суммы предусмотрено лишение свободы на срок до трех лет либо арест, или лишение свободы от трех до десяти и более лет. Штраф установлен в размере от 10 тысяч до 500 тысяч юаней, допускается конфискация имущества (ст. 171—172).
Кодекс 1979 г. не выделял в самостоятельный состав преступления переделку денег. Впервые это было сделано в Постановлении о наказании за преступления против финансового порядка (ст. 5). Нынешний кодекс предусматривает, что переделка денег на значительную сумму наказывается лишением свободы на срок до трех лет либо арестом, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания применяется штраф в размере от 10 тысяч до 100 тысяч юаней (около 1, 2 тысячи — 12 тысяч долларов); при крупном размере суммы — от трех до десяти лет, штраф от 20 тысяч до 200 тысяч юаней (2,4 тысячи — 24 тысячи долларов) (ст. 173).
“Подделка денег” в Китае — это изготовление их с помощью печатания с клише, рисования, ксерокопирования и прочими способами, в результате чего обеспечивается их сходство с подлинными денежными знаками по форме, изображению, качеству бумаги, цвету и другим параметрам, “Переделка денег” означает незаконное увеличение количества или изменение номинала подлинных денежных знаков (21, 289, 297). Если с “изменением номинала” особых вопросов не возникает — подчистки, дорисовывание, заклеивание, замазывание, вырезание и т. п., то с “увеличением количества”, возможно, не все ясно. В качестве иллюстрации можно привести такой пример. 8 банках КНР принимают купюры, сохранившие не менее 3/4 своего размера. Поэтому теоретически из “утраченных” четвертушек 4 банкнот одного достоинства можно сделать пятую “новую”. Авторы не сталкивались с подобными ситуациями, но, со слов китайцев, такие случаи имели место.
На протяжении многих лет “землей обетованной” для фальшивомонетчиков остается провинция Гуандун на юге страны. Однако в последнее время прослеживается любопытная тенденция. Раньше, как правило, преступники контрабандно завозили крупные партии подделок с Тайваня и из Сянгана (Гонконга) на материковый Китай. Сейчас они перешли к собственному производству и переброске их во внутренние районы. Чувствуется более гибкий подход к изготовлению фальшивых купюр: на смену 50- и 100-юаневым приходят более мелкие — 5- и 10-юаневые, которые сложно выловить из огромной массы денег По мнению специалистов, поддельные банкноты сделаны на высоком техническом уровне. Во многом из-за этого с 1 октября 1999 г. В КНР были введены денежные знаки нового образца.
УК 1979 г. содержал норму об уголовной ответственности за подделку чеков, акций или других ценных бумаг. Виновные наказывались лишением свободы на срок до семи лет, в качестве дополнительного наказания мог быть наложен штраф (ст. 123). Стремительное развитие в Китае банковского дела и фондового рынка очень скоро сделало эту норму устаревшей и малопригодной. Нынешний кодекс отражает уже современные реалии.
Подделка, переделка финансовых документов наказывается лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания применяется штраф — от 20 тысяч до 200 тысяч юаней. При отягчающих или особо отягчающих обстоятельствах эти деяния влекут за собой лишение свободы на срок от пяти до десяти лет либо пожизненное заключение, а также штраф в размере от 50 тысяч до 500 тысяч юаней либо конфискацию имущества (ст. 177). В данной статье выделены следующие финансовые документы:
1) банковские тратты, векселя, чеки;
2) инкассовые документы, документы на переводы, банковские вклады и иные банковские расчетные документы;
3) аккредитивы или сопроводительная документация;
4) кредитные карты.
Жесткие санкции в УК и за подделку, переделку ценных бумаг, но тут есть свои нюансы (ст. 178). Скажем, подобные деяния в отношении облигаций государственного займа или других ценных бумаг, эмитированных государством, в зависимости от размера суммы наказываются примерно так же, как и по статье 177. Верхний предал лишения свободы за подделку, переделку акций или Облигаций компаний, предприятий значительно ниже — десять лет, штрафа — 200 тысяч.
В параграфе еще четыре статьи — 179-182 — непосредственно затрагивают ценные бумаги. Законодатель уделяет этому вопросу в настоящее время особо пристальное внимание. Так, недавно, на 6-м заседании ПК ВСНП девятого созыва 29 декабря 1998 г. был принят первый в китайской истории Закон о ценных бумагах, который вступил в силу 1 июля 1999 г. По словам его составителей, извлекая уроки из азиатского финансового кризиса и кризиса на фондовом рынке в регионе, исходя из обстановки в стране, они разработали закон, в котором детально излагаются правила, касающиеся предотвращения рыночных рисков, упорядочения операций на рынке и защиты интересов инвесторов (25,31 декабря 1998 г.).
Статья 180 определяет, что покупка или продажа соответствующих ценных бумаг либо разглашение соответствующей информации до того, как информация, касающаяся эмиссии, сделок с ценными бумагами, или другая информация, имеющая существенное влияние на котировки ценных бумаг, была оглашена, лицами, информированными о внутренней ситуации в сделках с ценными бумагами, или лицами, незаконно получившими внутреннюю информацию о сделках с ценными бумагами, при отягчающих обстоятельствах наказывается лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания применяется штраф в размере от одно- до пятикратной суммы незаконного дохода; при особо отягчающих обстоятельствах — от пяти до десяти лет, дополнительно налагается штраф в таком же объеме. Включение новой статьи в УК юристы объясняют тем обстоятельством, что ранее, совершив эти деяния, физические и юридические лица “легко ускользали от правосудия” (19, 681).
Сейчас в КНР помимо сянганской, функционируют две фондовые биржи — в Шанхае и Шэньчжэне (провинция Гуандун). Ценные бумаги постепенно завоевывают популярность не только у иностранных инвесторов и китайских предпринимателей, но и у местного населения. Акции крупных и известных компаний, предприятий, промышленных групп обеспечивают пусть не самый большой, но относительно стабильный доход. Потрясения последних лет на фондовых рынках мира убедили китайские власти в правильности избранного курса на сохранение контроля за деятельностью бирж.
В частности, за махинации с котировками ценных бумаг для извлечения неправомерной выгоды или перекладывания рисков в Уголовном кодексе предусмотрено лишение свободы на срок до пяти лет либо арест, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания применяется штраф — от одно- до пятикратной суммы незаконного дохода. В законе перечислены возможные в данной связи ситуации:
в одиночку или в сговоре махинации с котировками ценных бумаг путем совокупной или последовательной купли-продажи с использованием преимущества аккумулированного капитала, имеющихся акций или соответствующей информации;
влияние на котировки или объем сделок по ценным бумагам путем проведения взаимных сделок по ценным бумагам или взаимной купли-продажи неимеющихся ценных бумаг в сговоре с другими лицами при предварительном согласовании времени, цен и методов;
влияние на котировки или объем сделок по ценным бумагам путем купли-продажи самому себе без передачи права собственности на ценные бумаги, используя себя в качестве партнера по сделке, и др. (ст. 182).

В целом ряде статей параграфа сформулированы составы преступлений, субъектами которых являются работники банков и других финансовых структур (ст. 171, 184-189). Данные преступления в Китае не редкость. В провинции Гуандун с 1996 г. по июнь 1998 г. органами прокуратуры были раскрыты 662 случая злоупотреблений и преступлений, совершенных финансовыми служащими, среди которых незаконное привлечение денежных средств, использование не по назначению капиталов физических и юридических лиц, незаконная выдача ссуд и т. п. По делам прокуратуры прошли более 700 банковских и бухгалтерских работников, а в госказну были возвращены 2,5 млрд. юаней (свыше 300 млн. долларов) (6, 4 октября 1998 г.).
Интересно, что в статьях 184 и 185 нет перечня санкций за совершенные преступления, а содержатся отсылки к статьям 163 (максимальный срок лишения свободы — пять и более лет) и 272 (до десяти лет) для работников коммерческих банков и финансовых структур. Аналогичные деяния, совершенные работниками государственных финансовых структур и работниками, направленными государственными финансовыми структурами в негосударственные для выполнения служебных обязанностей, квалифицируются и наказываются в соответствии с положениями статей 385, 386 (допускается смертная казнь) или 384 (пожизненное лишение свободы) УК.
Кстати, в упомянутые статьи 180-182 и 185 Уголовного кодекса, как и в ряд других, в декабре 1999 г. были внесены важные дополнения и изменения. Китайские правоохранительные органы вплотную столкнулись с преступностью на фьючерсном рынке, поэтому после тщательного изучения проблемы законодатель внес в УК необходимые коррективы.
Возник вопрос о необходимости внесения изменений в уголовное законодательство, ибо о фьючерсных операциях в УК 1997 г. вообще ничего не сказано. В 1999 г. В Госсовете КНР был подготовлен проект Постановления о наказании за преступления на фьючерсном рынке и в июне представлен на рассмотрение ПК ВСНП. После неоднократных обсуждений было решено объединить его с проектом Постановления о наказании за нарушение Закона о бухгалтерском учете и рассмотреть на 12-м заседании ПК ВСНП девятого созыва в октябре того же года единый законопроект о внесении изменений в Уголовный кодекс (25, 19 октября 1999 г.). Однако в очередной раз вопрос был отложен.
К нему вернулись на 13-м заседании ПК ВСНП девятого созыва в конце года и 25 декабря 1999 г. были приняты Поправки к УК КНР, в соответствии с которыми сразу в 8 статей вносились значительные дополнения и изменения (25, 26 декабря 1999 г.). Большая часть поправок, полностью переведенных и публикуемых в настоящей книге, связана непосредственно с фьючерсными сделками.
По сообщению агентства Синьхуа от 22 июня 1999 г., выступая еще на 10-м заседании ПК ВСНП летом того же года, представлявший соответствующий проект постановления по поручению Госсовета начальник его канцелярии по делам законодательства Ян Цзинъюй отмечал, что после создания в Китае в 1990 г. В опытном порядке фьючерсного рынка наряду с очевидными плюсами возникли такие негативные явления, как самовольное создание фьючерсных бирж в нарушение надлежащих установлении Госсовета; совершение фьючерсных сделок, связанных с внутренней информацией, либо разглашение информации, касающейся фьючерсных сделок, лицами, информированными о внутренней ситуации с этими сделками, или лицами, незаконно получившими внутреннюю информацию о фьючерсных сделках; фабрикация и распространение ложной информации, что приводило к дезорганизации фьючерсного рынка; махинации со стоимостью фьючерсных контрактов; фьючерсные сделки государственных предприятий в нарушение действующего законодательства; использование юридическими и физическими лицами во фьючерсных сделках заемных или бюджетных средств; самовольное участие во фьючерсных сделках за рубежом без специального разрешения. По его словам, подобные действия наносят крупный ущерб интересам инвесторов, подрывают финансовый и экономический порядок в стране.
В конечном итоге все эти высказывания в том или ином виде нашли отражение в тексте поправок. Если ранее в статье 174 УК речь шла о коммерческих банках или других финансовых структурах, то в новой ее версии лишением свободы на срок до трех лет либо арестом наказывается также самовольное создание фондовой или фьючерсной биржи, компании, работающей с ценными бумагами, или брокерской компании, работающей с фьючерсами, страховой компании. В качестве дополнительного или самостоятельного наказания, как и прежде, применяется штраф в размере от 20 тыс. до 200 тыс. юаней.
Соответствующие изменения внесены и в часть 2. Структуры, имеющие непосредственное отношение к фьючерсам, перечисляются отныне также в статьях 181 (ч. 2) и 185.
Труднопереводимая статья 180 стала еще более запутанной: появились термины “фьючерсные сделки” и “стоимость фьючерсных сделок”. В статье 181 к ним добавились понятия “фьючерсный рынок”, “фьючерсные контракты”, “фьючерсные ассоциации” и “отделы фьючерсного менеджмента”, а в статье 182 — “объем фьючерсных сделок”.
Согласно нынешнему варианту части 2 статьи 185, использование не по назначению капиталов организации или клиентов работниками государственного коммерческого банка, фондовой или фьючерсной биржи, компании, работающей с ценными бумагами, или брокерской компании, работающей с фьючерсами, страховой компании, другой государственной финансовой структуры либо работниками, направленными государственным коммерческим банком, фондовой или фьючерсной биржей, компанией, работающей с ценными бумагами, или брокерской компанией, работающей с фьючерсами, страховой компанией и др. В перечисленные, но негосударственные структуры для выполнения служебных обязанностей, с использованием служебного положения при определенных условиях может повлечь за собой пожизненное лишение свободы.
Предоставление кредита или гарантии кредита заинтересованным лицам на лучших условиях, чем другим заемщикам, работниками банка или других финансовых структур может повлечь за собой лишение свободы на срок пять и более лет и штраф в размере от 20 тысяч до 200 тысяч юаней (ст. 186). Круг заинтересованных лиц — физических и юридических — определяется Законом о коммерческих банках (ст. 40) и финансовым законодательством.
Отдельный разговор о статье 190 — самовольное размещение иностранной валюты за границей или незаконный перевод иностранной валюты за границу компаниями, предприятиями и пр., другими словами — утечка иностранной валюты за рубеж. Впервые в уголовном законодательстве КНР об иностранной валюте упоминалось в Постановлении об усилении наказаний в отношении лиц, совершивших серьезные хозяйственные преступления, 1982 г., но норма об утечке валюты за рубеж появилась только в Дополнительных установлениях о наказании за контрабанду 1988 г. (ст. 9) (20, 906).
В конце сентября всем китайским предприятиям под угрозой суровых санкций было предписано вернуть до 1 октября всю валюту, находящуюся на счетах за рубежом. Позднее этот срок был продлен еще на месяц. Начальник Государственного управления валютного контроля (ГУВК) КНР У Сяолин заявила, что в случае неподчинения виновные будут наказаны за незаконные валютные операции. По ее словам, в ходе кампании борьбы с финансовыми махинациями и мошенничеством было выявлено фальшивых таможенных деклараций на несколько миллиардов долларов США.
Из Китая нельзя без специального разрешения вывозить и депонировать валюту в иностранных банках. Однако было установлено, что ряд компаний использовали подложные лицензии на импорт, чтобы получить иностранную валюту из национальных банков. Другие предприятия осуществляли предоплату за импортные поставки, задерживали перечисление валютной выручки и производили досрочную оплату по займам, что в обычном порядке запрещено.
В конце октября — начале ноября на 6-м заседании ПК ВСНП девятого созыва был представлен проект постановления об ужесточении борьбы сданным явлением. Выступая на заседании с соответствующими пояснениями, глава Народного банка Китая Дай Сянлун указал, что если немедленно не поставить заслон нарушениям в области валютного обмена, возникнет серьезная угроза стабильности и безопасности развития национальной экономики (7, 4 ноября 1998 г.). Требования парламентариев об усилении наказаний за преступления с иностранной валютой последовали после ознакомления с проектом решения Госсовета КНР по проблемам ликвидации правонарушений в валютной сфере. Законодатели посчитали, что принятие документа, инициированного и подготовленного правительством, позволит “закрыть” имеющиеся “лазейки”. Тем не менее, постановление не было принято.
В декабре 1998 г. были подведены итоги кампании по борьбе с незаконными валютными операциями, развернутой в масштабах всей страны. ГУВК проверило декларации на импорт, поступившие с января по июнь того года, обозначенная стоимость товаров, в каждой из которых превышала 200 тысяч долларов. В результате были установлены факты махинаций на сумму, превышающую 5 млрд. долларов, в них оказались замешаны более 1800 предприятий. С сентября управление расширило круг проверок и вскрыло незаконные операции на сумму 1,2 млрд. долларов, в которых участвовали 627 предприятий. Всего правоохранительными органами было заведено 230 дел на сумму более 4 млрд. долларов.
Рост числа махинаций с валютой стал главной причиной сокращения валютных доходов при увеличении активного сальдо внешней торговли. В январе-июле валютные резервы КНР возросли лишь на 700 млн. долларов, в то время как активное сальдо внешней торговли составило 26,7 млрд. долларов, а объем фактически использованных прямых инвестиций достиг 24 млрд. долларов (6,24 декабря 1998 г.).
В такой обстановке вполне логичным явилось принятие ПК ВСНП 29 декабря 1998 г. Постановления о наказании за приобретение обманным путем, утечку за границу и незаконную торговлю иностранной валютой. В нем, в частности, впервые в китайском уголовном законодательстве вводятся санкции за приобретение обманным путем иностранной валюты. При особо крупном размере суммы или других особо отягчающих обстоятельствах виновному грозит лишение свободы на срок десять и более лет либо пожизненное заключение, в качестве дополнительного наказания — штраф в размере от 5 до 30 процентов суммы приобретенной обманным путем иностранной валюты либо конфискация имущества. В постановлении отмечены некоторые случаи “приобретения”: использование поддельных, переделанных деклараций, свидетельств на импорт, выдаваемых таможней, разрешений, иных документов и квитанций органов контроля за иностранной валютой; повторное использование указанных документов, а также приобретение обманным путем иностранной валюты с помощью других способов.
Внесены изменения в уже упоминавшуюся статью 190. Это была “первая ласточка” текстуальных изменений в УК. Она почти в два раза увеличилась в объеме и, вероятно, заслуживает того, чтобы быть полностью в новой версии процитированной: “При самовольном размещении иностранной валюты за границей или незаконном переводе иностранной валюты из страны за границу в нарушение государственных установлении компаниями, предприятиями или другими организациями на значительную сумму организация наказывается штрафом в размере от 5 до 30 процентов суммы утекшей иностранной валюты, кроме того лица, непосредственно ответственные за руководство, и другие непосредственно ответственные лица наказываются лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом; при крупном размере суммы или других отягчающих обстоятельствах организация наказывается штрафом в размере от 5 до 30 процентов суммы утекшей иностранной валюты, кроме того лица, непосредственно ответственные за руководство, и другие непосредственно ответственные лица наказываются лишением свободы на срок пять и более лет”. Отныне увеличен срок лишения свободы, четко указаны размеры штрафа, охвачены теперь компании, предприятия и организации различных форм собственности, а не только “государственные”. Авторы признают, что “утекшая иностранная валюта” — далеко не вершина словесности, но лучшего варианта пока предложить не могут.
Заканчивая обзор статей о преступлениях против порядка управления в сфере финансов, следует подчеркнуть, что в 15-ти из 22-х закреплена ответственность юридических лиц.
Параграф 5 “Финансовое мошенничество” (ст. 192-200) отражает “новейшие тенденции” в китайском преступном мире. Составители Уголовного кодекса 1979 г., очевидно, даже не догадывались о возможности таких преступлений в КНР. Поэтому нет ничего удивительного в том, что о мошенничестве в самом общем виде говорится лишь в двух его статьях (ст. 151-152) в увязке с кражами и грабежами. В 80-е гг. проблемы по-прежнему не существовало. Только в 90-е гг. законодатель был вынужден к ней обратиться, реагируя на процессы, происходившие в обществе.
Целый ряд положений упоминавшегося выше Постановления о наказании за преступления против финансового порядка 1995 г., в том числе статьи 8, 10, 14 и др., были направлены на борьбу с неизвестным ранее злом. Работа была продолжена при подготовке нынешнего кодекса, но события, произошедшие после его принятия, не вызывали сомнений относительно целесообразности дальнейшего совершенствования законодательной базы в этом направлении.
По статье 192 УК 1997 г., сбор средств с помощью мошеннических способов с целью незаконного присвоения на значительную сумму наказывается лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом, в качестве дополнительного наказания применяется штраф в размере от 20 тысяч до 200 тысяч юаней; при крупном размере суммы — от пяти до десяти лет и штрафом от 50 тысяч до 500 тысяч юаней; при особо крупном размере суммы или других отягчающих обстоятельствах — десять и более лет либо пожизненным заключением, в качестве дополнительного наказания — штраф от 50 тысяч до 500 тысяч юаней либо конфискация имущества. При этом не следует забывать, что согласно статье 199, преступления, предусмотренные статьями 192, 194 и 195 данного параграфа, при особо крупном размере суммы и нанесении особо крупного ущерба интересам государства и народа караются пожизненным лишением свободы либо смертной казнью, а также конфискацией имущества.
Мошенническая деятельность с финансовыми векселями в зависимости от конкретных сумм проделанных операций наказывается лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом, от пяти до десяти и более лет, либо пожизненным заключением; в качестве дополнительного наказания применяется штраф соответственно от 20 тысяч до 500 тысяч юаней либо конфискация имущества (ст. 194). По сообщению агентства Синьхуа от 12 марта 1999 г., предпринимательница Цао Ши со своим подельником в провинции Шаньдун, используя “липовые” векселя, присвоила 10 млн. юаней (более 1 млн. долларов). Позднее аналогичным образом она разбогатела еще на 15 млн. юаней (около 2 млн. долларов). С учетом размера суммы и величины ущерба интересам государства (ст. 194 и 199) суд средней ступени города Вэйфан приговорил мошенницу к смертной казни, а суд второй инстанции отклонил ее кассационную жалобу. Сообщник был осужден к пожизненному лишению свободы. Председатель суда второй инстанции, вынося окончательный вердикт, подчеркнул, что “своими действиями Цао Ши нанесла большой ущерб стране и заслуживает самого сурового наказания”.
Санкции статей настоящего параграфа на редкость однообразны (ст. 192-197). Некоторое исключение составляет статья 198— мошенническая деятельность в сфере страхования. В ней при идентичных сроках лишения свободы размеры штрафа колеблются от 10 тысяч до 200 тысяч юаней (в других от 20 тысяч до 500 тысяч). В данной статье достаточно подробно перечислены варианты такого мошенничества, что свидетельствует о хорошем знании конкретной ситуации и поэтому, естественно, представляет интерес: 1) умышленное заявление ложных страховых сведений страхователем для получения страхового вознаграждения обманным путем; 2) фабрикация ложных сведений о причинах произошедшего страхового инцидента либо преувеличение размера потерь по нему страхователем, застрахованным лицом или выгодоприобретателем для получения страхового вознаграждения обманным путем; 3) фабрикация непроизошедшего страхового инцидента страхователем, застрахованным лицом или выгодоприобретателем для получения страхового вознаграждения обманным путем; 4) умышленное создание страхового инцидента с утратой собственности страхователем, застрахованным лицом для получения страхового вознаграждения обманным путем; 5) умышленное причинение застрахованному лицу смерти, увечья или заболевания страхователем, выгодоприобретателем для получения страхового вознаграждения обманным путем.
Деяния, предусмотренные пунктами 4,5 и в то же время образующие состав другого преступления, наказываются в соответствии с положениями о наказании за совершение нескольких преступлений. Умышленное предоставление ложных свидетельств по страховому инциденту экспертами, свидетелями, лицами, оценивающими собственность, что создало условия другим лицам для проведения мошеннических операций, рассматривается как соучастие в мошенничестве в области страхования.
В УК 1997 г. есть еще одна статья, посвященная страхованию (ст. 183), но она касается лиц, профессионально занятых в этой сфере. Получение в личную собственность страхового вознаграждения обманным путем через проведение фиктивного возмещения потерь по умышленно сфабрикованному страховому инциденту работниками страховых компаний с использованием служебного положения квалифицируется и наказывается в соответствии с положениями статьи 271 кодекса — незаконное присвоение ценностей своей организации (при крупном размере суммы лишение свободы на срок пять и более лет, дополнительно может быть применена конфискация имущества). Эти же деяния, совершенные работниками государственных страховых компаний и работниками, направленными государственными страховыми компаниями в негосударственные для выполнения служебных обязанностей, квалифицируются и наказываются в соответствии с положениями статей 382 и 383 УК (коррупция со всеми вытекающими последствиями).
Проблема сбора налогов во всех странах мира весьма актуальна. Злободневна она и для Китая. Уголовный кодекс вносит “свой вклад” в развитие налогового законодательства. Параграф 6 “Преступления против порядка сбора налогов” включает 12 статей (ст. 201-212).
В УК 1979 г. была одна статья (ст. 121). Лица, непосредственно ответственные за уклонение, отказ от уплаты налогов в нарушение законоположений о сборе налогов, за исключением тех, кто в соответствии с законоположениями о сборе налогов погасил недоимки по налогам и мог быть наказан штрафом в административном порядке, при отягчающих обстоятельствах наказывались лишением свободы на срок до трех лет либо арестом. Эта норма сыграла позитивную роль на начальном этапе экономической реформы. Однако по мере интенсивного продвижения Китая по пути социально-экономических преобразований ее уже было явно недостаточно. 4 сентября 1992 г. на своем 27-м заседании ПК ВСНП седьмого созыва принял Дополнительные установления о наказании за уклонение, отказ от уплаты налогов, в которых были закреплены важные изменения и дополнения (19, 1530-1531). Кодекс 1997 г. продолжил курс на детальную разработку данной темы.
Неуплата или недоплата налога налогоплательщиком путем подделки, переделки, утаивания, самовольного уничтожения книг счетов, счетовых ваучеров, завышения сведений о расходах или непредставление, занижение сведений о доходах, отказа от декларирования или через фиктивное декларирование уплаты налогов после уведомления налоговых органов о декларировании, если сумма неуплаченного налога составила 10 процентов и “более, но менее 30 процентов от подлежащего уплате налога и 10 тысяч и более, но менее 100 тысяч юаней, либо при уклонении от уплаты налога после повторного административного наказания, вынесенного органами за уклонение от уплаты налога, наказывается лишением свободы на срок до трех лет либо арестом, в качестве дополнительного наказания применяется штраф в размере от одно- до пятикратной суммы уклонения от налога. При увеличении суммы неуплаченного налога наказание усиливается (до семи лет лишения свободы), предусмотрена уголовная ответственность за подобные деяния сборщика налогов (ст. 201). Обращает на себя внимание то обстоятельство, что китайский законодатель, описывая состав преступления, отказался здесь от понятия “при отягчающих обстоятельствах” (УК 1979 г.), но ввел два других признака: “после уведомления налоговых органов о декларировании” и “после повторного административного наказания”.
Отказ от уплаты налога с применением насилия, угроз наказывается лишением свободы на срок до трех лет либо арестом, а при отягчающих обстоятельствах — от трех до семи лет, в качестве дополнительного наказания в обоих случаях применяется штраф от одно- до пятикратной суммы отказа от уплаты налога (ст. 202). Таким образом, можно констатировать ужесточение санкций за уклонение и отказ от уплаты налогов по сравнению с УК 1979г.
В последние годы в Китае налоговый контроль становится все более строгим. По словам ответственного работника Верховного народного суда КНР Ло Хаоцая, за пять лет (1993-1998 гг.) после принятия в 1992 г. Закона о порядке сбора налогов (с изменениями 1995г.) было рассмотрено 5917 дел, связанных с попытками сокрытия доходов и неуплатой налогов. Вынесены приговоры о наказании 4241 лица. С 1995 г. ежегодно число принимаемых к судебному разбирательству дел о нарушении порядка сбора налогов увеличивается в среднем на 80 процентов. Согласно статистике, скрывают от налогообложения часть доходов на 50 процентах предприятий государственного и коллективного секторов и в 80 процентах частных хозяйств (27,14 июня 1998 г.). за первые семь месяцев 1999 г. при активном содействии сотрудников полиции в гос.казну были возвращены налоговые недоимки на сумму 22,2 млрд. юаней (более 2,5 млрд. долларов), что на 52 процента больше соответствующего показателя прошлого года. Это 3,8 процента всего объема налоговых поступлений в стране. Любопытно, что в Государственное налоговое управление КНР за тот же период поступила информация о конкретных правонарушениях от 3000 человек (6, 27 августа 1999 г.).
Статьи 205-210 так или иначе касаются преступлений, связанных с инвойсами — документами, подтверждающими оплату налогов. В действительности понятие “инвойс” — счет-фактура — весьма широкое, но в данном контексте речь идет только о налоговых документах. Об этой проблеме заговорили в начале 90-х гг., а 30 октября 1995 г. на 16-м заседании ПК ВСНП восьмого созыва было принято “Постановление о наказании за фиктивное оформление, подделку и незаконный сбыт специальных инвойсов по налогу на добавленную стоимость”.
В нынешнем УК выделены фиктивное оформление специальных инвойсов по налогу на добавленную стоимость или инвойсов для получения обманным путем возвращаемого налога за экспорт, налога, покрывающего задолженность по налогу на добавленную стоимость (ст. 205), подделка или сбыт поддельных инвойсов по налогу на добавленную стоимость (ст. 206), незаконный сбыт, незаконная покупка подлинных или поддельных инвойсов по налогу на добавленную стоимость (ст. 207-208), подделка, самовольное изготовление или сбыт поддельных, самовольно изготовленных прочих инвойсов, которые могут быть использованы для получения обманным путем возвращаемого налога за экспорт, налога, покрывающего задолженность по налогу на добавленную стоимость (ст. 209), кража перечисленных инвойсов (ст. 210). В санкциях двух статей (ст. 205 и 206) допускается применение смертной казни.
Преступления против прав интеллектуальной собственности объединены в параграфе 7 (ст. 213-220). Тема для Китая довольно новая, но очень актуальная.
В кодексе 1979 г только одна статья касалась этой проблемы. Лица, непосредственно ответственные за подделку промышленными и торговыми предприятиями торговой марки, зарегистрированной другими предприятиями, наказывались лишением свободы на срок до трех лет, арестом либо штрафом (ст. 127). Законодатель полагал, что указанная норма может решить возникающие вопросы на первом этапе экономических преобразований.
22 февраля 1993 г. на 30-м заседании ПК ВСНП седьмого созыва были приняты Дополнительные установления о наказании за подделку торговых марок (19, 1531), которые расширили рамки субъектов совершаемых преступлений и ужесточили уголовные наказания. 5 июля “1094 г. на своем 8-м заседании ПК ВСНП восьмого созыва в развитие Закона об авторских правах 1990 г. принял Постановление о наказании за нарушение авторских прав (19, 1534), где впервые предусмотрены санкции за преступные деяния подобного рода. УК 1997 г. подвел своеобразный итог проделанной в 90-е гг. работе, восприняв ключевые положения разработанных законодательных актов.

Вызывает интерес статья 217 нынешнего кодекса — нарушение авторских прав с целью извлечения выгоды. В этом статье допускаются различные ситуации:
копирование и распространение письменных, музыкальных произведений, кинофильмов, телевизионных программ, видеопроизведений, компьютерного программного обеспечения и иных произведений без разрешения владельца авторских прав;
издание книжной продукции, исключительное право на издание которой принадлежит другому лицу;
копирование и распространение аудио-, видеозаписей без разрешения их изготовителя;
изготовление, сбыт произведений изящных искусств с поддельной подписью другого лица.
При значительном размере суммы незаконного дохода или других отягчающих обстоятельствах такие деяния наказываются лишением свободы на срок до трех лет либо арестом, дополнительно или самостоятельно применяется штраф; при крупном размере суммы или других особо отягчающих обстоятельствах — от трех до семи лет плюс штраф.
Сбыт копий с заведомым нарушением авторских прав с целью извлечения выгоды при крупном размере суммы незаконного дохода карается лишением свободы на срок до трех лет либо арестом, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания налагается штраф (ст. 218).
Борьба с “пиратством” в сфере авторских прав — одно из приоритетных направлений работы правоохранительных органов. Еженедельные сообщения средств массовой информации о раскрытых преступлениях с многочисленными компакт-дисками CD, VCD и DVD, печатными изданиями, стабильные демонстрации уничтожения “пиратской” продукции, регулярные облавы на торговцев — видимые ее проявления. В результате крупномасштабных акций и кампаний в период 1994-1998 гг. были изъяты миллионы экземпляров незаконно выпущенных книг дисков и пр. С 1996 г. В стране действует система поощрений за содействие в обнаружении подпольных цехов по изготовлению компакт-дисков. К концу 1998 г. было выявлено более 60 производственных линий.
Заслуживает внимания статья 219 — нарушение коммерческой тайны, если это нанесло крупный ущерб ее владельцу, повлекло особо тяжкие последствия. Под коммерческой тайной понимается техническая и деловая информация, которая публично не известна, потенциально несет владельцу экономическую выгоду, обладает свойством практического использования и по которой владельцем были предприняты меры по сохранению секретности. Под владельцем коммерческой тайны в кодексе понимается ее обладатель и уполномоченный ее обладателем пользователь коммерческой тайны.
К числу возможных вариантов нарушения коммерческой тайны отнесены: получение ее с помощью кражи, выманивания, принуждения или иных неправомочных способов; обнародование, использование или дача разрешения другим лицам на использование коммерческой тайны владельца, полученной с помощью перечисленных способов; в нарушение договоренностей или в нарушение требований владельца по сохранению коммерческой тайны обнародование, использование или дача разрешения другим лицам на использование находящейся в собственном распоряжении коммерческой тайны. Санкции, предусмотренные за эти деяния, идентичны наказаниям, закрепленным в статье 217.
11 статей в параграфе 8 “Преступления против рыночного порядка” (ст. 221-231). При его анализе складывается впечатление, что законодатель выделил семь основных направлений борьбы с преступлениями против социалистического рыночного экономического порядка (§§ 1-7), а в завершающем разделе соответствующей главы обобщил те случаи, которые имели и имеют место в современном Китае, но не вписываются в параграфы, о которых речь шла выше.
Фабрикация и распространение ложных фактов, повлекшие ущерб деловой репутации товара другого лица, если это нанесло крупный ущерб другому лицу или при других отягчающих обстоятельствах, наказываются лишением свободы на срок до двух лет либо арестом, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания применяется штраф (ст. 221). В кодексе 1979 г. не было такой нормы, но статьи 127 (подделка торговой марки) и 145 (оскорбление) давали возможность привлекать к уголовной ответственности за подобные деяния. В Дополнительных установлениях о наказании за подделку торговых знаков 1993 г. вопрос четко не был прописан и лишь в нынешнем УК определен новый состав преступления.
Впервые предусмотрены уголовные наказания за использование рекламы для ложной пропаганды товаров или услуг в нарушение государственных установлении владельцами, работниками, распространителями рекламы (ст. 222) и сговор участников тендера по предложениям на торгах в ущерб интересам инициаторов или других активных участников тендера, сговор участников с инициаторами тендера в ущерб законным интересам государства, коллективов, граждан (ст. 223). Во втором случае возникли трудности при переводе. Более логичным представлялось применение по всему тексту статьи широкого понятия “торги” вместо модного, но специального термина “тендер”, тем более, что используемые иероглифы позволяют переводить таким образом. Авторы остановились на предлагаемом варианте только после принятия и опубликования во второй половине 1999 г. Закона о тендерах (25, 2 сентября 1999 г.). Все его содержание не вызывает сомнений в правильности данного перевода. В очередной раз пришлось убедиться, что статьи Особенной части кодекса решают конкретные локальные задачи и не претендуют на пространные обобщения.
Две статьи рассматриваемого параграфа упоминаются в Постановлении о наказании за приобретение обманным путем, утечку за границу и незаконную торговлю иностранной валютой 1998 г., которое внесло первые изменения в УК “1997 г. Незаконная купля-продажа иностранной валюты за пределами установленных государством бирж, нарушающая рыночный порядок, при отягчающих обстоятельствах отныне квалифицируется и наказывается в соответствии с положениями статьи 225 кодекса. Ранее в этой статье перечислялись следующие “незаконные деяния в бизнесе”:
деятельность без разрешения в сфере товаров и услуг, определенной положениями законов, административных законоположений как подлежащая монопольной деятельности, реализации или другим торговым ограничениям;
купля-продажа лицензий на экспорт, импорт, сертификатов происхождения на экспорт, импорт, а также других документов, деятельность по которым подлежит лицензированию или утверждению в соответствии с положениями законов, административных законоположений;
другие незаконные деяния в бизнесе, серьезно нарушающие рыночный порядок.
Виновные в их совершении при отягчающих обстоятельствах караются лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания применяется штраф в размере от одно- до пятикратной суммы незаконно полученного дохода; при особо отягчающих обстоятельствах — пять и более лет и дополнительно штраф в приведенной сумме.

Согласно постановлению 1998 г., организация, которой инкриминируется купля-продажа иностранной валюты, может быть наказана по статье 231. Возвращаясь к статье 225, следует отметить, что в научных публикациях ее в числе других увязывают с принципиальным отказом законодателя в новом тексте кодекса от определения “спекуляция” — преступления, заключающегося в скупке и перепродаже товаров и иных предметов с целью наживы (13,291). Выступая с разъяснениями по исправленному проекту Уголовного кодекса на пятой сессии ВСНП восьмого созыва 6 марта 1997г., заместитель председателя ПК ВСНП Ван Ханьбинь подчеркнул, что указанная дефиниция “носит довольно расплывчатый характер, рамки ее не очень ясны, а это ведет к произволу в исполнении”. В проекте, по его словам, обобщены разнообразные случаи проявления спекуляции за десять с лишним лет и в соответствии с потребностями развития социалистической рыночной экономики в закон внесены конкретизирующие и уточняющие изменения, но само понятие в нем отсутствует (19, 57).
Не оказалась забытой статья 225 и в Поправках к УК КНР, принятых ПК ВСНП в 1999 г. на гребне жесткой борьбы с противоправными действиями на фьючерсном рынке и в области страхования законодатель посчитал целесообразным дополнить ее еще одним пунктом — незаконная деятельность, связанная с ценными бумагами, фьючерсами или страхованием, без разрешения соответствующих государственных компетентных органов. При этом, естественно, под “компетентными органами” понимаются не спецслужбы, а государственные структуры, в ведении которых находится регулирование указанных конкретных вопросов.
Интересно, что уже в ходе обсуждения в ПК ВСНП проекта поправок в УК данное положение было несколько изменено. Первоначально предлагалось оформить его в следующей редакции “Незаконная деятельность, связанная с ценными бумагами, фьючерсным посредничеством, страхованием, без разрешения соответствующих государственных компетентных органов”. С учетом сложившихся в Китае реалий, члены Постоянного комитета ВСНП резонно пришли к выводу, что указанным пунктом статьи 225 должны охватываться и фьючерсные биржи, не получившие необходимого разрешения. Именно поэтому, как подчеркнул в своем выступлении на заседании ПК председатель комиссии по законодательству ВСНП Ван Вэйчэн, в окончательном варианте использована более широкая формулировка, касающаяся фьючерсных сделок (25, 26 декабря 1999 г.).
Три состава преступления в статье 229. В прежнем варианте кодекса не фигурировал ни один из них. Лишь в принятом в феврале 1995 г. ПК ВСНП Постановлении о наказании за нарушение Закона о компаниях (19,1535) было сформулировано “умышленное предоставление фиктивных свидетельств персоналом посреднической организации, ответственным за оценку капитала, проверку средств, документации, бухгалтерский учет, аудит, юридические услуги и др.” (ст. 6, до пяти лет лишения свободы либо арест плюс штраф). Помимо этой нормы (ч. 1) в статью 229 УК включены еще части 2 и 3.
Преступление, предусмотренное частью 1, совершенное лицом, указанным в части 1, путем требования и получения ценностей других лиц, наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет и штрафом (ч. 2), а предоставление документов, содержащих несоответствие истине, в результате полной безответственности лица, указанного в части 1, что повлекло тяжкие последствия, карается лишением свободы на срок до трех лет либо арестом, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания применяется штраф (ч. 3).

В самостоятельный состав преступления в действующем Уголовном кодексе выделено уклонение от инспекции импортируемых и экспортируемых товаров (ст. 230).
До конца 80-х гг. в таких случаях применяли статью 187 УК 1979 г. — халатное отношение к служебным обязанностям. В Законе о контроле за импортируемыми и экспортируемыми товарами, принятом 21 февраля 1989 на 6-м заседании ПК ВСНП седьмого созыва, говорилось об “уклонении от инспекции товаров” (ст. 26) (19, 1546), но по-прежнему уголовная ответственность наступала по статье 187. Кстати, она предусматривала лишение свободы до пяти лет, а нынешняя статья 230 — до трех. Кодекс устанавливает уголовную ответственность юридических лиц за все преступления, предусмотренные настоящим параграфом.


Глава 5. Преступления против собственности
Ровно в два раза по количеству статей, в сравнении с УК 1979 г., увеличилась глава 5 (ст. 263—276). В кодексе под общественной собственностью понимаются: государственная собственность; коллективная собственность трудящихся масс; социальные пожертвования или специальные фонды, нацеленные на помощь бедным и другие общие блага. В государственных органах, компаниях, на предприятиях, коллективных предприятиях и в народных организациях контролируемая, используемая или перевозимая частная собственность рассматривается как общественная. Частная собственность граждан включает: законные доходы, сбережения, жилье и другие средства существования граждан; средства производства, в соответствии с законом принадлежащие одному лицу, семье; законная собственность индивидуального хозяйства и частного предприятия; паи, акции, облигации и другая собственность, в соответствии с законом принадлежащая отдельному лицу (ст. 91-92).
Как и в 1979 г. законодатель, формулируя понятие “собственность” (общественная и частная), применяя его в названии указанной главы, тем не менее, включает в соответствующие статьи слово “ценности”, подчеркивая их финансово-материальный характер. Именно в этом значении термин “ценности” употребляется по тексту всего УК.
Глава начинается сразу с положений о разбое. По статье 263, последний наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет, в качестве дополнительного наказания применяется штраф. Предусмотрены восемь ситуаций, когда за разбой может последовать лишение свободы на срок десять и более лет, пожизненное лишение свободы либо смертная казнь, в качестве дополнительного наказания, в зависимости от обстоятельств, применяется штраф либо конфискация имущества. Среди них разбой с проникновением в жилище, на общественном транспорте, в банке или другой финансовой структуре, с причинением тяжкого телесного повреждения, смерти человеку, с применением оружия и т. д.
Перечисленные случаи выгодно отличают статью 263 от положений статьи 150 УК 1979 г. В последней указанные обстоятельства определялись общим расплывчатым понятием “при отягчающих обстоятельствах”. Подробное раскрытие отягчающих обстоятельств в новом кодексе весьма уместно. Разбойные нападения — достаточно распространенный в стране вид преступлений.
По статье 263 квалифицируются и наказываются грабеж с использованием орудия убийства (ч. 2, ст. 267) и кража, мошенничество, грабеж с применением насилия или угрозой применения насилия для сокрытия краденого, оказания сопротивления задержанию или уничтожения улик (ст. 269).
Статья 264 — кража общественных, частных ценностей. В УК 1979 г. о такой краже говорится в двух статьях — 151 и 152, где она предусмотрена наряду с мошенничеством и грабежом. В первом случае кража, мошенничество, грабеж общественных, частных ценностей на значительную сумму наказывались лишением свободы на срок до пяти лет, арестом либо надзором (сейчас до трех, но плюс штраф в качестве дополнительного или самостоятельного наказания), во втором — за неоднократные кражу, мошенничество или кражу, мошенничество, грабеж общественных, частных ценностей на крупную сумму предусматривалось лишение свободы на срок от пяти до десяти лет; при особо отягчающих обстоятельствах — десять и более лет либо пожизненное лишение свободы, в качестве дополнительного наказания могла применяться конфискация имущества (в настоящее время — от трех до десяти, десять и более лет либо пожизненное лишение свободы, в качестве дополнительного наказания — штраф или конфискация имущества). Правда, уже в 1982 г. В известном Постановлении об усилении наказаний в отношении лиц, совершивших серьезные хозяйственные преступления, в санкциях статьи 152 допускалось применение смертной казни, но только за кражу (!).
В “разъяснениях” Верховного народного суда и Верховной народной прокуратуры КНР в 90-е гг. содержались конкретные рекомендации правоохранительным органам по данной проблеме, но специальных законодательных актов принято не было.
Растет в стране преступность, связанная с использованием высоких технологий. Объектами преступлений со стороны компьютерных взломщиков — “хакеров” — становятся банковские и другие финансовые учреждения. По сообщению агентства Синьхуа от 3 марта 1998 г., банковский служащий в провинции Гуандун за два года в депозитном отделе с помощью компьютерных операций сумел выкрасть 1,91 млн. юаней (230 тысяч долларов). Деньги он использовал для игры на фондовой бирже. 30-летний Шэнь Вэйбяо был приговорен к смертной казни. В январе 1998 г. к расстрелу были приговорены два брата из провинции Цзянсу. Они, взломав компьютерную систему банка, похитили и перевели на свой счет 260 тысяч юаней (более 31 тысячи долларов) (7, 10 января 1999 г.).
Однако самая большая напасть в Китае — это “карманники”, от которых страдают и местные жители, и иностранцы. Только в январе 1999 г. В Пекине сотрудники столичной полиции поймали на городском транспорте более 400 воров. Более 70 из них были задержаны благодаря сигналам, поступившим по специально установленной “горячей линии”. Помимо “карманников”-одиночек за месяц было обезврежено 46 преступных групп, занимавшихся воровством на городском транспорте. В полиции признали, что для такого многонаселенного города, как Пекин, борьба с ворами является весьма нелегким делом (6, 29 января 1999 г.).
Мошенничество (ст. 266) и грабеж (ст. 267) в отличие от кодекса 1979 г., где они были объединены вместе с кражей в статьях 151 и 152, предусмотрены в отдельных статьях. Причем в статье 266 сделана оговорка, согласно которой мошенничество, предусмотренное другими статьями кодекса, подлежит квалификации по другим статьям УК. Еще ряд статей УК 1997 г. содержит нормы о мошенничестве, в том числе: статья 192 — сбор средств с помощью мошенничества, 193 — получение кредита мошенническим способом, 194-197 — мошенничество соответственно с финансовыми векселями, аккредитивами, кредитными картами, государственными ценными бумагами, 198— мошенничество в сфере страхования (все они включены в параграф 5 “Финансовое мошенничество” главы 3 “Преступления против социалистического рыночного экономического порядка” Особенной части). В отличие от кражи в санкциях ни одной из перечисленных статей не предусмотрена смертная казнь.
Не совсем четкая позиция у некоторых китайских специалистов, выборочно квалифицирующих “получение обманным путем” тех или иных ценностей как “мошенничество”. Так, статью 204 — получение обманным путем возвращаемого государством налога на экспорт и статью 224 — получение обманным путем ценностей другой стороны в ходе подписания, исполнения контракта предлагается рассматривать как “мошенничество”, что, вероятно, оправданно, но игнорируется, например, статья 382 — получение обманным путем общественных ценностей государственными работниками с использованием служебного положения (13, 343).
Под грабежом в китайской юридической литературе понимается открытый захват общественных, частных ценностей на значительную сумму. Такой захват ценностей на небольшую сумму “не образует состава преступления” и относится к нарушениям общественного порядка (21, 562). Выше уже отмечалось, что грабеж с использованием орудия убийства квалифицируется как разбой со всеми вытекающими отсюда последствиями. Положения о грабеже закреплены в некоторых других статьях УК (ст. 127, 280, 438 и пр.). В частности, по статье 127, кража, грабеж стрелкового оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ при отягчающих обстоятельствах наказывается лишением свободы на срок десять и более лет, пожизненным лишением свободы либо смертной казнью. Такое же наказание применяется за кражу, грабеж оружия, военного снаряжения или военных материалов при особо отягчающих обстоятельствах (ст. 438).
Незаконное присвоение ценностей других лиц, вверенных на хранение, на значительную сумму с отказом в возврате наказывается лишением свободы на срок до двух лет, арестом либо штрафом; при крупном размере суммы или других отягчающих обстоятельствах — от двух до пяти лет, в качестве дополнительного наказания применяется штраф. Аналогичные санкции установлены за незаконное присвоение забытых или зарытых другими лицами ценностей (ст. 270). Начиная с 1950 г., при подготовке проекта Уголовного кодекса (в 1954, 1957-1963 гг.) в текстах неизменно присутствовали положения о “незаконном присвоении” ценностей, в том числе и в известных китаеведам 22-м (1957 г.) и 33-м (1963 г.) вариантах проекта УК. Однако в дальнейшем законодатель посчитал, что в кодексе будут нормы о коррупции, а фактов, связанных с другим “незаконным присвоением” слишком мало, они не представляют серьезной опасности для общества, поэтому в УК 1979 г. “незаконное присвоение” даже не упоминается.
Продолжая начатый разговор, следует обратить внимание на статью 271 — незаконное присвоение ценностей компании, предприятия или другой организации работниками данной структуры с использованием служебною положения. В статье 10 Постановления о наказании за нарушение Закона о компаниях определялось, что незаконное присвоение ценностей компании на значительную сумму управляющим, контролирующим персоналом, рабочими и служащими данной компании с использованием служебного положения или преимуществ по работе наказывается лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом; при крупном размере суммы — пять и более лет, в качестве дополнительного наказания может применяться конфискация имущества. Статья 14, в свою очередь, распространяла действие этих положений на рабочих и служащих большинства предприятий. Инициатива оказалась эффективной, получила дальнейшее развитие и была законодательно оформлена в указанной статье нового кодекса.
Возникли трудности при переводе статьи 272 из-за крайней запутанности текста. Между тем она играет важную роль, как в силу собственной значимости, так и в тесной увязке со статьей 384 главы 8 “Коррупция и взяточничество” Особенной части. Статья 11 Постановления о наказании за нарушение Закона о компаниях предусматривала уголовную ответственность управляющего, контролирующего персонала, рабочих и служащих компании за использование не по назначению капитала данной компании в личных интересах или передачу этого капитала в долг другому лицу на значительную сумму при невозвращении его в течение более трех месяцев либо в случае, когда еще нет превышения трех месяцев, однако сумма значительна и осуществляется деятельность по получению прибыли или осуществляется незаконная деятельность. По статье 14, к работникам компаний приравнивались рабочие и служащие предприятий за некоторыми исключениями. Указанные преступные действия, совершенные государственными работниками, в соответствии с Дополнительными установлениями о наказании за коррупцию и взяточничество 1988 г. квалифицировались как использование не по назначению общественных средств (ст. 12).
В нынешнем варианте кодекса субъектами этого преступления могут быть работники компаний, предприятий или других организаций. В их число не входят работники, выполняющие служебные обязанности в государственных компаниях, на предприятиях и в других государственных организациях, а также работники, направленные государственными компаниями, предприятиями и другими государственными организациями в негосударственные компании, на предприятия и в другие организации для выполнения служебных обязанностей. Аналогичные деяния последних с использованием служебного положения рассматриваются как незаконная деятельность, связанная с использованием не по назначению общественных средств в личных интересах, или деятельность по получению прибыли, связанная с использованием не по назначению общественных средств на значительную сумму, или невозвращение в течение более трех месяцев использованных не по назначению общественных средств на значительную сумму (ст. 384 УК).
Созвучны статья 273 и часть 2 статьи 384, в которых закреплены санкции в отношении лиц, непосредственно ответственных за использование не по назначению средств, выделенных при стихийных бедствиях, авариях, на предупредительные меры против паводков, оказание помощи семьям павших героев, семьям военнослужащих, инвалидам войны, поддержку бедных, переселенцев, материальную помощь. В 1998 г., когда вышли из берегов реки Янцзы, Сунгари и Нэнцзян, и страна столкнулась с грозным стихийным бедствием, китайские СМИ неоднократно сообщали о фактах нецелевого использования выделяемых средств. Виновные приговаривались к различным срокам лишения свободы на основании данных статей кодекса.
В УК 1979 г. вымогательство общественных, частных ценностей наказывалось лишением свободы на срок до трех лет либо арестом, при отягчающих обстоятельствах — от трех до семи лет. В 1997 г. законодатель внес два существенных изменения: во-первых, ввел понятия “на значительную сумму” и “при крупном размере суммы”, выстроив своеобразную “цепочку” финансовой корреляции в таких видах преступлений, как кража, грабеж, мошенничество, вымогательство; во-вторых, увеличил максимальный срок лишения свободы до десяти лет (ст. 274).
Умышленное уничтожение общественных, частных ценностей на значительную сумму или при других отягчающих обстоятельствах наказывается лишением свободы на срок до трех лет, арестом либо штрафом; при крупном размере суммы или других особо отягчающих обстоятельствах — от трех до семи лет (ст. 275). В статье 156 УК 1979 г. отсутствовали положения о “значительной сумме”, “крупном размере суммы”, “других особо отягчающих обстоятельствах”, а верхний предел лишения свободы был ограничен тремя годами.

Любопытно появление в рассматриваемой главе статьи 276 — уничтожение оборудования, нанесение увечий рабочему скоту или другими способами срыв производственной деятельности в целях удовлетворения чувства мести или из других личных побуждений. Ранее такая статья (ст. 129) была включена в главу 3 “Преступления против социалистического экономического порядка” Особенной части УК 1979 г.
Интересно, что в прежнем варианте фигурировал “срыв коллективного производства”. за годы реформ в Китае произошли большие перемены, особенно в экономике, поэтому и преступления теперь совершаются против “социалистического рыночного экономического порядка”. Как считают китайские юристы, старая формулировка учитывала лишь структуры общенародной собственности и коллективной собственности трудящихся масс, а производственная деятельность других структур и отдельных граждан оказывалась беззащитно-слабой (21, 599).


Глава 6. Преступления против общественного порядка и порядка управления
В УК 1979 г. В двух статьях — 97 и 186 — говорилось о нарушении законоположений об охране государственной тайны: похищение, выведывание, передача информации врагу и разглашение важной государственной тайны при отягчающих обстоятельствах. Дополнительные установления о наказании за разглашение государственной тайны, принятые на 3-м заседании ПК ВСНП седьмого созыва 5 сентября 1988 г. (20, 913) наряду с “похищением”, “выведыванием”, “передачей” вводили понятие “подкуп”, появившееся в статье 282 — незаконное получение государственной тайны с помощью похищения, выведывания, подкупа, а также в статьях 113 и 431 УК 1997 г.
Только в начале 90-х гг. заговорили об ответственности за незаконные производство, сбыт, использование подслушивающих, скрытно фотографирующих и других специальных устройств, что нашло отражение в Законе о государственной безопасности 1993 г., но об уголовном преследовании там ничего не было сказано. Статьи 283 и 284 отныне восполняют этот пробел.
Принципиально новые в УК — статьи 285-287. Доступ к компьютерным информационным системам государственного значения, оборонного строительства, ведущих отраслей науки и техники в нарушение государственных установлений, наказывается лишением свободы на срок до трех лет либо арестом (ст. 285). Как считают китайские специалисты, по мере стремительного развития компьютерных технологий обеспечение компьютерной безопасности и сохранение конфиденциальной информации становятся актуальными задачами, стоящими перед страной.
Статья 160 УК 1979 г. устанавливала лишение свободы на срок до семи лет, арест либо надзор за драку со сбором людей, провоцирование скандала, оскорбление женщины или другие хулиганские действия, нарушающие общественный порядок, при злостных обстоятельствах. Руководители хулиганских групп наказывались лишением свободы на срок семь и более лет. Позднее, в 1983 г. в Постановлении об усилении наказаний преступников, серьезно нарушивших общественную безопасность, допускалось применение смертной казни за хулиганство (20, 901).
Выступая с разъяснениями по исправленному проекту УK КНР на пятой сессии ВСНП восьмого созыва в марте 1997 г., заместитель председателя ПК ВСНП Ван Ханьбинь подчеркнул, что в стране еще нет типичных преступлений мафии, однако уже действуют преступные группировки мафиозного характера, творящие различные злодеяния. Кроме того, члены находящихся за границей мафиозных организаций проникают в Китай для осуществления незаконных операций, что представляет большую опасность для общества. По его словам, необходимо нанести решительный удар по преступности подобного рода с тем, чтобы уничтожить ее в зародыше и предотвратить разрастание (19,58). Представляется, что данные высказывания снимают вопросы, возникающие при чтении указанной статьи.
Умышленное надругательство над Государственным флагом, Государственным гербом КНР путем сожжения, нанесения повреждений, надписей и рисунков, осквернения, попрания в общественном месте наказывается лишением свободы на срок до трех лет, арестом, надзором либо лишением политических прав (ст. 299). Эта статья без изменений воспроизводит соответствующие положения Постановления о наказании за надругательство над Государственным флагом и Государственным гербом КНР, принятого на 14-м заседании ПК ВСНП седьмого созыва 28 июня 1990 г. (20, 914).
Непростым оказался перевод статьи 300 — формирование и использование религиозно-сектантских организаций или использование суеверий. Как выяснилось позднее, это произошло неслучайно. В главе 1 “Контрреволюционные преступления” Особенной части УК 1979 г. лишением свободы на срок пять и более лет, а при смягчающих обстоятельствах — до пяти лет, арестом, надзором либо лишением политических прав наказывалось формирование, использование феодальных предрассудков, религиозных организаций для осуществления контрреволюционной деятельности (ст. 99). По Постановлению об усилении наказаний преступников, серьезно нарушивших общественную безопасность, 1983 г. за формирование реакционных религиозных организаций, использование феодальных предрассудков для осуществления контрреволюционной деятельности, серьезно нарушающей общественную безопасность, могло последовать наказание выше высшего предела, установленного в статье 99 УК, вплоть до смертной казни (20, 901).
Исчезла глава “Контрреволюционные преступления”, изменилась ситуация в стране, но проблема осталась.

В упомянутой статье кодекса 1997 г. перечислены два вида организаций, применяются различные словосочетания, однако выявить принципиальные отличия не удалось. Ясности нет ни в толковых словарях, ни в специальной литературе. В любом объяснении присутствуют “религиозные взгляды реакционного характера”. По мнению авторов, объединяет их понятие “секта” как в прямом значении с крайне негативным оттенком — религиозная община, отколовшаяся от основной церкви, так и в переносном—обособленная группа лиц, замкнувшихся в своих узких групповых интересах, и отличающаяся догматичностью взглядов и убеждений. Все это дало основание остановиться на варианте “религиозно-сектантские организации”.
Кстати, трудности с применением положений данной статьи испытывают и китайские власти. Нашумевшая кампания против сторонников организации “фалуньгун” и ее лидера Ли Хунчжи летом 1999 г. имела не только идейно-политический, но и правовой характер. С самого начала было заявлено, что теория “фалуньдафа” (идеологическая основа организации) не религия, а мнимая правда и вредное учение, основанное на заимствовании системы “цигун” и религиозных терминов с добавлением некоторых сумасшедших суеверных высказываний (25, 24 июля 1999 г.). Тем не менее, когда встал вопрос о предъявлении обвинения и привлечении к уголовной ответственности Ли Хунчжи, в числе трех статей УК, фигурировавших в соответствующих документах, была и статья 300 (7, 30 июля 1999 г.).
Остается добавить, что уголовная ответственность в рассматриваемой статье устанавливается за формирование и использование религиозно-сектантских организаций или использование суеверий для нарушения государственных законов и административных законоположений, обмана других лиц, повлекшие смерть человека, для полового сношения с женщиной, мошенничества с ценностями.
Правоохранительные органы отмечают тенденцию к росту в последнее время преступности, связанной с деятельностью религиозно-сектантских организаций и использованием суеверий. По сообщению агентства Синьхуа от 17 сентября 1999 г., сотрудники полиции в 1998 г. расследовали около 9 тысяч таких дел и задержали более 15 с половиной тысяч подозреваемых в совершении преступлений. Примерно в то же время заговорили об организациях “Лэншуэй” в провинции Гуандун (ее глава был казнен по обвинению в половом сношении с женщинами с использованием религиозно-сектантской организации) и “Гогун” в юго-западной провинции Сычуань.
В Китае всегда были популярны азартные игры. Для этой традиции, похоже, нет никаких преград. С ней пытаются бороться, но без особого успеха. Национальная семейная игра “мацзян” предполагает финансовые расчеты — пусть в шутку, но правила одинаковы для всех. Конечно, за “мацзян” в кругу “домашних” на праздник Весны к ответственности не привлекают, тем не менее, на общегосударственном уровне борьба с азартными играми идет нешуточная. УК 1979 г. предусматривал уголовные наказания за организацию азартных игр со сбором людей с целью извлечения прибыли или профессиональное занятие азартными играми (ст. 168). В последующие годы с учетом “ветра перемен” многие предприниматели пытались открыть, а по возможности и легализовать казино. В начале 90-х гг. казалось, что еще чуть-чуть и “лед тронется”, но чуда не произошло. Наоборот, позиция властей ужесточилась. В статью 303 УК 1997 г. внесены два существенных изменения: во-первых, отныне уголовно наказуемым стало также открытие казино; во-вторых, штраф теперь не “может быть наложен”, а “применяется” в качестве дополнительного наказания.
В отдельный параграф 2 выделены “Преступления против правосудия” (ст. 305-317). Такого раздела в УК 1979 г. не было, но отдельные интересующие нас нормы можно там найти. В частности, статья 148 — умышленные ложные показание свидетеля, заключение эксперта, неправильные запись протоколиста, перевод переводчика в отношении важных обстоятельств дела в стремлении опорочить другое лицо или утаить доказательства преступления — с небольшими изменениями стала статьей 305. Если ранее конкретные рамки этих действий определялись предварительным следствием и судебным разбирательством, то в новой версии употреблено одно общее понятие — “в ходе уголовного процесса”. С двух до трех лет повышен максимальных срок лишения свободы при отсутствии отягчающих обстоятельств.
Некоторые положения статьи 162 отражены в нынешнем УК (ст. 310). В первом случае каралось укрывательство или дача ложных показаний для выгораживания контрреволюционных элементов, во втором — подлежит уголовному преследованию предоставление убежища, ценностей, помощь в сокрытии или дача ложных показаний для выгораживания лиц, заведомо совершивших преступление. Санкции в обеих статьях полностью совпадают.
Почти идентичны по содержанию статьи 172 и 312 — укрывательство, перемещение, приобретение или прием на продажу краденного, заведомо полученного преступным путем. Единственное, но существенное различие — слово “может”. Двадцать лет назад применение в качестве дополнительного или самостоятельного наказания штрафа было необязательно. Сейчас сомнений быть не “может”.
Статьи 161 УК 1979 г. и 316 УК 1997 г. Казалось бы, много общего. В обеих — “побег из места заключения или из-под стражи”, однако, при определении субъекта преступления становится понятно, насколько эволюционировало китайское уголовное и уголовно-процессуальное законодательство. Если в конце 70-х гг. В нормативных актах не было и упоминания о “презумпции невиновности”, а ученые-юристы отчаянно доказывали неприемлемость этого принципа для КНР, то со второй половины 90-х гг. картина прямо противоположная.
В Уголовно-процессуальном кодексе, существенно подправленном на четвертой сессии ВСНП восьмого созыва в марте 1996 г., появилась статья 12, согласно которой никто не может быть признан виновным в совершении преступления иначе как по приговору суда (17,32). Да и тон научно-практических публикаций заметно изменился. Так, авторы монографии “Толкование статей УПК”, опубликованной в Пекине в 1996г., убеждены, что данный принцип “чрезвычайно важен”, “защищает законные интересы граждан, играет исключительно большую роль в деле укрепления социалистической демократии и законности”. Однако они настаивают, что принцип, закрепленный в ныне действующем УПК КНР, несколько отличается от принципа “презумпции невиновности” в западных странах (16, 27).
Так или иначе, на смену “преступникам” 1979 г. пришли “осужденные”, “обвиняемые” и “подозреваемые в совершении преступления” 1997 г. Современно звучит и часть 2 статьи 316, отсутствовавшая в 1979 г., — захват конвоируемых осужденных, обвиняемых, подозреваемых в совершении преступления. Виновный в совершении этого преступления наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет, а при отягчающих обстоятельствах — семь и более лет.
Сопоставимы статьи 96 УК 1979 г. и 317 УК 1997 г. В более раннем варианте пожизненным лишением свободы либо лишением свободы на срок десять и более лет карались руководители захвата заключенных в тюрьме со сбором людей или организованного побега из тюрьмы; прочие активные участники приговаривались к лишению свободы на срок от трех до десяти лет. Не исключалось применение смертной казни (ст. 103). В нынешней статье уже три состава преступления: организованный побег, бунт с побегом из тюрьмы и захват заключенных в тюрьме. К уголовной ответственности привлекаются не только активные, но и рядовые “прочие участники”.
Из новых норм, содержащихся в параграфе, обращает на себя внимание статья 306 — уничтожение, фальсификация доказательств, помощь стороне в деле в уничтожении, фальсификации доказательств, запугивание, склонение свидетеля к изменению показаний вопреки фактам или даче ложных показаний защитником, представителем стороны в деле, участвующим в процессе. Формулировка длинная и несколько запутанная, хотя направленность статьи очевидна. Субъектом преступления зачастую выступает адвокат.
По УПК КНР, защитниками подозреваемых в совершении преступления, обвиняемых могут быть:
адвокаты;
представители от общественных организаций или организаций, где работают подозреваемые в совершении преступления, обвиняемые;
их опекуны, родственники и друзья (ст. 32) (17, 36).
Понятно, что кроме адвоката-профессионала, вряд ли кто из перечисленных лиц может квалифицированно осуществлять защиту, независимо от собственных симпатий к подозреваемому в совершении преступления, обвиняемому. Это в полной мере относится и к упомянутому представителю стороны в деле. У него, кстати, в зависимости от ситуации могут быть и откровенные антипатии к подсудимому.
После возрождения в стране системы адвокатуры в конце 70-х гг. правоохранительные органы столкнулись с неожиданной проблемой: адвокаты весьма активно стали защищать своих подзащитных. Особенно в сложном положении оказались представители обвинения и судьи, традиционно не привыкшие к возражениям в зале суда. Дискуссии по этому поводу продолжаются до сих пор, но неизменно подчеркивается тезис о целесообразности “позитивного сотрудничества” защиты со следствием и судом. Поэтому в комментариях к нынешнему УК данная мысль прослеживается четко — адвокаты должны быть бдительны (13, 1051-1054).
Субъектами преступлений, указанных в статье 307, могут быть любые лица, хотя по-прежнему в центре внимания воспрепятствование свидетелю в даче показаний или указание другому лицу о даче ложных показаний с применением насилия, угроз, подкупа.
Отдельный состав преступления — помощь сторонам в деле в уничтожении, фальсификации доказательств. Предусматривается уголовная ответственность юридических работников за эти преступления. Нападки из мести на свидетеля наказываются лишением свободы на срок до трех лет, при отягчающих обстоятельствах — от трех до семи (ст. 308).
Параграф 3 посвящен нарушениям режима государственной границы (ст. 318-323). Незаконный переход границы остается в КНР одним из самых распространенных видов преступлений. Не секрет, что в последние годы значительное число китайцев пытается нелегально перейти границу. Многие из них, “золотоискатели”, стремятся попасть в третьи страны.
Особенно распространены такие преступления в южных приморских провинциях, но бесспорным “лидером” остается Фуцзянь.
Статьи 176 и 177 УК 1979 г. В какой-то степени регулировали вопросы незаконного пересечения границы. Например, статья 176 за незаконное пересечение границы в нарушение действующих положений закона устанавливала лишение свободы на срок до одного года, арест либо надзор. В статье 177 лишением свободы на срок до пяти лет, арестом либо надзором наказывались организация, перевозка других лиц для незаконного пересечения границы с целью извлечения прибыли. В качестве дополнительного наказания мог применяться штраф.
По статье 318 кодекса, организация незаконного пересечения государственной границы другим лицом наказывается лишением свободы на срок от двух до семи лет; при особо отягчающих обстоятельствах — семь и более лет либо пожизненным заключением, в качестве дополнительного наказания применяется штраф либо конфискация имущества. К числу “особо отягчающих обстоятельств” отнесены: руководство преступлением, неоднократная организация незаконного пересечения границы, сопротивление проведению досмотра с применением насилия и т. д.
Менее строго наказывается перевозка другого лица для незаконного пересечения государственной границы — лишением свободы на срок до пяти лет, арестом либо надзором; при особо отягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок от пяти до десяти лет. В любом случае в качестве дополнительного наказания применяется штраф (ст. 321). Авторы перевода не случайно используют достаточно обтекаемую и далеко не совершенную формулировку — “перевозка для незаконного пересечения границы”. Весьма типичный пример, когда горе-эмигранты с берега по предварительной договоренности на рыбачьих лодках стремятся добраться до грузового судна, до пересечения государственной границы на каком-то этапе их перехватывают пограничники, правоохранительные органы решают вопрос о перевозке. В специальной литературе пока не удалось найти четких разъяснений на этот счет.
Статьи 319 и 320 — новые для УК, но не для уголовного законодательства. Они в основном совпадают со статьями 2 и 3 упомянутых Дополнительных установлении об усилении наказаний за организацию, перевозку других лиц для незаконного пересечения государственной границы 1994 г. Статья 319 — получение обманным путем паспорта, визы или иных документов на выезд из страны с помощью уловок под видом выезда на работу, торгово-экономического обмена или под другими предлогами для организации незаконного пересечения границы другим лицом — предусматривает ответственность как физических, так и юридических лиц.
Для Китая, сыгравшего выдающуюся роль в развитии мировой цивилизации, охрана уникальных памятников истории и культуры остается актуальной задачей, поэтому Уголовный кодекс весьма решительно борется с преступлениями в этой области — параграф 4 “Преступления против управления культурными ценностями” (ст. 324-329).
В УК 1979 г. была предусмотрена уголовная ответственность за тайный вывоз за границу редких культурных ценностей в нарушение законоположений об охране культурных ценностей (ст. 173) и умышленное разрушение охраняемых государством редких культурных ценностей, достопримечательностей и памятников старины (ст. 174).
В первую из них в 1982 г. были внесены изменения. Если раньше такие деяния наказывались лишением свободы на срок от трех до десяти лет, а при отягчающих обстоятельствах — десять и более лет либо пожизненным заключением, то в дальнейшем виновные в совершении этого преступления могли быть приговорены к смертной казни (4, 372). Положения статьи 174 в целом воспроизведены в статье 324 УК 1997г. со скидкой, конечно, на время. Следует отметить, пожалуй, единственный нюанс: в китайских текстах использованы два термина, а в переводах — лишь один (“разрушение”). В 1979 г. это действительно “разрушение”, а в 1997 г. — и “разрушение”, и “уничтожение”, но в одном слове. Понятие “уничтожение” чересчур категорично и вносит некоторую путаницу, поэтому авторы сочли возможным оставить перевод без изменений.
Особое беспокойство властей вызывает вывоз культурных ценностей за рубеж. Вот почему статья 325 — самовольный сбыт или самовольное дарение иностранцу запрещенных государством к экспорту редких культурных ценностей, находящихся в коллекциях, — предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет либо ареста, в качестве дополнительного наказания может применяться штраф.

Перепродажа запрещенных государством к продаже культурных ценностей с целью извлечения выгоды наказывается лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом, при особо отягчающих обстоятельствах — от пяти до десяти лет. В обоих случаях в качестве дополнительного наказания применяется штраф (ст. 326). Штрафом наказываются организации, совершившие данные преступления. К уголовной ответственности привлекаются лица, непосредственно ответственные за руководство, и другие непосредственно ответственные лица. Статья 327 устанавливает ответственность юридического лица за сбыт или самовольную передачу негосударственным организациям или частным лицам охраняемых государством коллекционных культурных ценностей государственными музеями, библиотеками и другими организациями.
Удивляет жесткостью санкций статья 328 — тайные раскопки памятников древней культуры, древних погребений, имеющих историческую, художественную, научную ценность. Такие действия караются лишением свободы на срок от трех до десяти лет, при смягчающих обстоятельствах — до трех лет, арестом либо надзором, в качестве дополнительного наказания применяется штраф. Лишением свободы на срок десять и более лет, пожизненным заключением либо смертной казнью наказываются тайные раскопки памятников древней культуры, древних погребений, утвержденных в качестве особо охраняемых объектов культуры всекитайского значения, провинциального уровня; руководители коллективных тайных раскопок; неоднократные такие раскопки; тайные раскопки и кража редких культурных ценностей или нанесение серьезного повреждения таким ценностям. Трудно даже представить размах этого явления в Китае в последние годы, если законодатель решает включить в кодекс столь суровые меры наказания. Следует заметить, что в УК 1979 г. вообще не было подобной нормы, а в Законе об охране культурных ценностей 1982 г. лишь вскользь говорится о лицах, которые самовольно производят раскопки памятников древней культуры и древних погребений(4, 456).

Правда, в середине 80-х Государственный совет, Верховный народный суд, Верховная народная прокуратура, министерства общественной безопасности и гражданской администрации обнародовали целый ряд постановлений, разъяснений, циркуляров, уведомлений, направленных на защиту культурно-исторического наследия.
Квинтэссенцией этих нормативных актов явились Дополнительные установления о наказании за тайные раскопки памятников древней культуры и древних погребений, принятые на 20-м заседании ПК ВСНП седьмого созыва 29 июня 1991 г. (20, 920). Их ключевые положения составили основное содержание статьи 328 УК. Следует обратить внимание на ее часть 2, где впервые говорится о тайных раскопках охраняемых государством окаменелых останков древнего человека и окаменелых останков позвоночных животных, имеющих научную ценность.
Восемь статей параграфа 5 рассматриваемой главы охватывают преступления против общественного здравоохранения (ст. 330-337). В УК 1979 г. была лишь одна статья 178, которая в какой-то мере регулировала вопросы, связанные со здравоохранением — нарушение санитарно-карантинных установлении, касающихся государственной границы, повлекшее распространение инфекционного заболевания или серьезную опасность его распространения. В новом кодексе это часть 1 статьи 332. Часть 2 устанавливает ответственность юридического лица за указанное преступление.
21 февраля 1989 г. на 3-м заседании ПК ВСНП седьмого созыва был принят Закон о профилактике и лечении инфекционных заболеваний (20, 940), который сыграл важную роль в развитии соответствующего направления в уголовном законодательстве. Его статьи 35 и 37-38 послужили основой соответственно статей 330 и 331 УК 1997 г. В частности, кодекс предусматривает лишение свободы на срок от трех лет, либо арест за нарушение положений Закона о профилактике и лечении инфекционных заболеваний, повлекшее распространение инфекционного заболевания типа А (имеются в виду наиболее опасные инфекционные болезни) или серьезную опасность его распространения; при особо тяжких последствиях оно наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет. К числу нарушений отнесены: несоответствие поставляемой питьевой воды государственным санитарным нормам; отказ от дезинфекции в соответствии с санитарными нормами санитарно-эпидемиологических органов загрязненных воды, предметов, а также фекалий, являющихся источником распространения инфекционных заболеваний; отказ от выполнения профилактических, контролирующих мероприятий, предусмотренных санитарно-эпидемиологическими органами в соответствии с Законом о профилактике и лечении инфекционных заболеваний, и др.
Весьма распространенным явлением в современном Китае остается шарлатанство, прежде всего в области медицины. По сообщению агентства Синьхуа от 24 января 1999 г., в центральной провинции Хэнань более 100 человек скончались от “лечения” знахаря-шарлатана, объявившего себя специалистом в области традиционной китайской медицины. 50-летний Ху Ваньлинь продавал самодельные травяные препараты со смертельной дозой сульфата натрия. В этой связи государственное управление по вопросам традиционной китайской медицины потребовало от местных органов здравоохранения провести проверку всех больниц, в которых используется традиционная медицина, и врачей, работающих в них. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в кодекс включена статья 336 — незаконное занятие врачебной практикой лицом, не получившим квалификацию врача. Среди ее санкций лишение свободы на срок десять и более лет.
Интерес представляет часть 2 данной статьи — самовольное проведение операции по предотвращению беременности или восстановлению способности к деторождению, операции по фиктивному предотвращению беременности, прерыванию беременности или извлечению средств внутриматочной контрацепции лицом, не получившим квалификацию врача. Для отечественного читателя, вероятно, не совсем понятен этот “контрацептивно-гинекологический взрыв” в тексте УК.
Объяснение достаточно простое. Проводимое в КНР “планирование рождаемости” отнюдь не политико-идеологическая кампания, хотя этот аспект тоже присутствует, но в первую очередь исключительно объемный и сложный комплекс социально-экономических мер, вызывающий у непосвященного смешанные чувства. Население реагирует на эту политику не всегда однозначно. В действительности, например, “операция по фиктивному предотвращению беременности” означает попытку обмануть органы, отвечающие за планирование рождаемости. По существующей практике, оперированной предоставляется документ, который дает право на получение единовременного пособия. Однако не финансовый расчет толкает женщин на “фиктивное предотвращение беременности”. Появляется возможность тайно родить еще одного ребенка (желательно мальчика), а затем усыновить его, якобы взяв последнего из детского дома на воспитание.
Экологические преступления перечислены в параграфе 6 (ст. 338-346). Ситуация с охраной окружающей среды в Китае, мягко говоря, непростая. на это обращают внимание многие приезжающие в страну. Некоторые многомиллионные города КНР входят в число наиболее загрязненных в мире. Впрочем, изучение соответствующих норм нынешнего кодекса позволяет составить целостную картину совершаемых преступлений против окружающей среды и природных ресурсов.
Положения статьи 338 — спуск, сброс или обработка земли, воды, атмосферы радиоактивными отходами, отходами, содержащими патоген инфекционного заболевания, токсичными веществами или другими опасными отходами — опираются на нормы законодательных актов 80-х гг., таких как Закон о предотвращении загрязнения водных ресурсов 1984 г., Закон о предотвращении загрязнения атмосферы 1987 г., Закон об охране окружающей среды 1989 г. В свою очередь статья 339, запрещающая ввоз в страну твердых отходов, — ответ на серию преступлений, совершенных в середине 90-х гг. в Пекине, провинции Шаньдун, Синьцзян-уйгурском автономном районе и других регионах. Реагируя на них, Постоянный комитет ВСНП 30 октября 1995 г. даже принял Закон о предотвращении загрязнения окружающей среды твердыми отходами. Согласно УК 1997 г., наказываются не только ввоз в страну и сброс, сваливание, обработка твердых отходов из-за границы, но и самовольный импорт твердых отходов для использования в качестве сырья. Импорт под видом утилизации в качестве сырья твердых отходов, которые не могут быть использованы в качестве сырья, квалифицируется и наказывается в соответствии с положениями статьи 155 — контрабанда.
Лишением свободы на срок до трех лет, арестом, надзором либо штрафом наказывается добыча аквапродуктов в запретных зонах, в запретное время или с использованием запрещенных орудий, способов при отягчающих обстоятельствах (ст. 340). Это почти дословное воспроизведение статьи 129 УК 1979 г. В санкции дополнительно включен надзор, да и срок максимального наказания увеличен (раньше было до двух лет). При переводе авторы предпочли более модные “аквапродукты” “водным продуктам”, посчитав этот вопрос непринципиальным.
Незаконные охота, истребление редких, исчезающих диких животных, особо охраняемых государством, или незаконные покупка, перевозка, сбыт таких животных и продукции из них наказываются лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом; при отягчающих обстоятельствах — от пяти до десяти лет; при особо отягчающих обстоятельствах — десять и более лет. С учетом обстоятельств в качестве дополнительного наказания применяется штраф или конфискация имущества. Охота в запретных зонах, в запретное время или с использованием запрещенных орудий, способов при отягчающих обстоятельствах наказывается лишением свободы на срок до трех лет, арестом, надзором либо штрафом (ст. 341). Статья 130 УК 1979 г., очень отдаленно напоминающая современный вариант, в качестве максимального наказания предусматривала лишение свободы на срок до двух лет.
УК 1997 г. устанавливает также уголовную ответственность за незаконное занятие пахотных земель для использования в других целях, если это нанесло крупный ущерб пахотным землям; самовольную добычу полезных ископаемых в нарушение положений Закона о минеральных ресурсах 1986 г.; незаконные порубку, повреждение редких деревьев; тайную, чрезмерную порубку леса или иных лесных угодий.
При анализе санкций соответствующих статей бросается в глаза резкий контраст между положениями УК 1979 г. и 1997 г. о тайной, чрезмерной порубке леса или иных лесных угодий. В первом случае такие деяния наказывались только при наличии отягчающих обстоятельств, а максимальной мерой наказания было лишение свободы на срок до трех лет (ст. 128); во втором — уже лишение свободы на срок семь и более лет (ст. 345). По мнению китайских юристов, столь решительные изменения в законе обусловлены сложной обстановкой в лесном хозяйстве страны и часто совершаемыми преступлениями на этой почве. Одновременно признается, что прежние нормы кодекса нуждались в “дополнительном урегулировании” в процессе реализации политики реформ и открытости, строительства рыночной экономики (13, 436).
Заключительная статья параграфа определяет ответственность организаций, совершивших перечисленные преступления, а также лиц, ответственных за руководство, и других непосредственно ответственных лиц.
Примечательна история разработки в уголовном законодательстве КНР положений, касающихся борьбы с наркотиками. При подготовке УК 1979 г. исходили из предпосылки, что хотя с наркотиками и наркоманией в Китае в основном покончено, однако существует некоторая вероятность совершения преступлений на их почве и возможны противоправные действия преступников из-за рубежа. Поэтому статья 171 устанавливала, что производство, торговля, перевозка опиума, героина, морфия или других наркотиков наказывается лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом, в качестве дополнительного наказания может применяться штраф. Систематическое или в большом количестве производство, торговля, перевозка наркотиков наказывались лишением свободы на срок пять и более лет, в качестве дополнительного наказания могла применяться конфискация имущества.
Уже Постановление об усилении наказаний в отношении лиц, совершивших серьезные хозяйственные преступления, принятое в марте 1982 г, вносило изменения в статью 171. Отныне в ее санкциях за торговлю наркотиками допускались также лишение свободы на срок десять и более лет, пожизненное лишение свободы и смертная казнь (4,372). 28 декабря 1990 г. на 17-м заседании ПК ВСНП седьмого созыва было принято Постановление о запрете наркотиков (20, 914-915), с тем, чтобы обеспечить правовую основу для “беспощадного подавления наркопреступности”.
В нынешнем варианте УК параграф 7 “Контрабанда, торговля, перевозка, производство наркотиков” объединяет 11 статей (ст. 347-357). Статья 347 (самая пространная в кодексе) предусматривает уголовную ответственность за контрабанду, торговлю, перевозку, производство наркотиков. Четко определены объемы последних.
Контрабанда, торговля, перевозка, производство 1000 граммов и более опиума, 50 граммов и более героина либо синтетического наркотика “лед” или других наркотиков в большом количестве наказывается лишением свободы на срок пятнадцать лет, пожизненным заключением либо смертной казнью, в качестве дополнительного наказания применяется конфискация имущества. Аналогичные преступные деяния с 200 и более, но менее 1000 граммами опиума, с 10 и более, но менее 50 граммами героина либо “льда” или с другими наркотиками в значительном количестве наказываются лишением свободы на срок семь и более лет; с менее 200 граммами опиума, менее 10 граммами героина либо “льда” или с другими наркотиками в малом количестве наказывается лишением свободы на срок до трех лет, арестом либо надзором и т. д. В любом случае в качестве дополнительного наказания применяется штраф. Кодекс за подобные деяния предусматривает и уголовную ответственность юридического лица.
Строго карается незаконное хранение наркотиков. Так, незаконное хранение 1000 граммов и более опиума, 50 граммов и более героина либо “льда” или других наркотиков в большом количестве наказывается лишением свободы на срок семь и более лет либо пожизненным лишением свободы; 200 граммов и более, но менее 1000 граммов опиума, 10 граммов и более, но менее 50 граммов героина либо “льда” или других наркотиков в значительном количестве — до трех лет, арестом либо надзором и т. д. Во всех случаях в качестве дополнительного наказания применяется штраф (ст. 348).
К числу наркотиков в УК отнесены опиум, героин, “лед”, морфий, гашиш, кокаин и другие наркотические средства и психотропные вещества, квалифицируемые таковыми в соответствующих государственных установлениях и способные вызвать у людей пристрастие к ним. При контрабанде, торговле, перевозке, производстве, незаконном хранении их количество определяется из фактически установленного объема без учета качества их переработки (ст. 357). В настоящее время в КНР борьба с наркотиками объявлена одним из приоритетных направлений деятельности правоохранительных органов.
В августе 1999 г., выступая на совещании по борьбе с наркотиками, министр общественной безопасности Цзя Чуньван подчеркнул, что Китай из страны, через которую осуществлялся транзит наркотиков, становится государством, где такие перевозки продолжаются и в котором употребляют наркотики. По статистике, число наркоманов в 1998 г. достигло почти 600 тысяч человек, это в 8 раз больше, чем в 1990 г. Как считают специалисты, в действительности количество потребляющих наркотики в стране намного больше.
В УК предусмотрена уголовная ответственность за операции с сырьем, смесями, используемыми в производстве наркотиков. По статье 350, незаконные перевозка, переноска при пересечении границы уксусного ангидрида, хлороформа, этилового спирта или другого сырья либо смесей для изготовления наркотиков или незаконная торговля внутри страны этими предметами наказываются лишением свободы на срок до трех лет, арестом либо надзором; при большом количестве — от трех до десяти лет, в качестве дополнительного наказания применяется штраф. В то же время заведомая доставка указанных предметов лицу, изготовляющему наркотики, рассматривается как соучастие в производстве наркотиков. К уголовной ответственности привлекаются также юридические лица, совершившие подобного рода преступления.
В отдельную статью выделено культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества (ст. 351). При переводе использовано слово “культивирование” в качестве родового понятия, включающего и посев, и выращивание растений. В этом смысле налицо определенная нестыковка со статьей 231 УК РФ, в которой понятие “культивирование” поставлено в один ряд с “посевом” и “выращиванием” наркосодержащих растений. Представляется, что правы авторы “Комментария к УК РФ”, полагающие, что российский законодатель исходил из переносного значения слова “культивирование” (5, 529). В пользу применения именно этого понятия в указанном значении при переводе УК КНР следует рассматривать и положения статьи 352 — незаконные торговля, перевозка, переноска, хранение жизнеспособных семян или рассады опийного мака или других растений, содержащих наркотические вещества. Китайский законодатель закрепляет уголовную ответственность за различные операции как с уже произведенными, так и с потенциальными наркотиками, но лишь в одной статье зафиксированы наказания за непосредственный процесс возделывания наркосодержащих растений, обработку, рыхление почвы и др.
Лишением свободы на срок до пяти лет, арестом либо надзором наказывается культивирование пятисот единиц и более, но менее трех тысяч единиц опийного мака или других растений, содержащих наркотические вещества, в значительном количестве; повторное культивирование после мер, предпринятых органами общественной безопасности; сопротивление уничтожению. В качестве дополнительного наказания применяется штраф. Незаконное культивирование трех тысяч единиц и более опийного мака или других наркосодержащих растений в большом количестве наказывается лишением свободы на срок пять и более лет, в качестве дополнительного наказания применяется штраф либо конфискация имущества.
Широко представлен круг преступных деянии по оказанию содействия наркодельцам: выгораживание преступников, занимавшихся контрабандой, торговлей, перевозкой, производством наркотиков, укрывательство, перемещение, утаивание их наркотиков или преступных доходов, а также прикрытие, выгораживание указанных преступников работниками по борьбе с наркопреступностью или другими работниками государственных органов (ст. 349). Одновременно в статьях 353-355 очевидно стремление законодателя к предотвращению распространения наркомании в стране.
Авторы при переводе этих статей столкнулись с некоторыми трудностями. В частности, в российском уголовном законодательстве используется понятие “потребление” наркотических средств или психотропных веществ, под которым понимается их прием внутрь в виде таблеток, порошка, путем инъекций, вдыхания порошка через нос, курения, жевания, употребления настоя и проч. (5, 527). В УК КНР для этого используются два понятия: одно связано с вдыханием и приемом внутрь наркотиков, другое — с их инъекциями. Поэтому предложен перевод “употребление наркотиков” (использование в пищу, питье и т. д.) и “наркотические инъекции”. Вариант, конечно, небесспорный, но лучшего пока нет.
В статье 354 устанавливается уголовная ответственность за размещение других лиц для употребления наркотиков, наркотических инъекций. В УК РФ, как известно, есть норма об организации либо содержании притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ (ст. 232). В отечественной юридической литературе под притоном в данном случае понимается жилое или нежилое помещение, систематически предоставляемое виновным для потребления наркотических средств или психотропных веществ (5, 531). Китайский Уголовный кодекс не ограничивает указанное преступное деяние рамками “помещения”. “Размещение” может происходить и “на воздухе” — в саду, парке, на берегу моря и т. д.
Ранее уже отмечалось, что китайское законодательство допускает приведение в исполнение приговора к смертной казни не только через расстрел, но и путем введения инъекции. В двух случаях (из известных трех) применения инъекций со смертельными дозами яда подобным образом были казнены наркодельцы в провинции Юньнань (в марте и ноябре 1997 г.).
Проблемы борьбы с проституцией традиционно представляют большой интерес. Опыт Китая в данном отношении весьма любопытен и поучителен. Согласно официальной точке зрения, с этим явлением в стране в основном было покончено в достаточно короткое время после образования КНР. Однако политика реформ и открытости, провозглашенная в конце 70-х — начале 80-х гг., способствовала возрождению проституции прежде всего в приморских районах и портах. В УК 1979 г. мы находим две статьи, касающиеся “древнейшей профессии”. Принуждение женщины к занятию проституцией наказывалось лишением свободы на срок от трех до десяти лет (ст. 140), а вовлечение, размещение женщин для занятия проституцией с целью извлечения прибыли — до пяти лет, арестом либо надзором; при отягчающих обстоятельствах — пять и более лет, в качестве дополнительного наказания могли применяться штраф или конфискация имущества (ст. 169). По мере разрастания порока подобные санкции уже не могли удовлетворить законодателя, и в принятом 2 сентября 1983 г. на 2-м заседании ПК ВСНП шестого созыва Постановлении об усилении наказаний преступников, серьезно нарушивших общественную безопасность (20, 901), предусматривалось ужесточение наказаний, вплоть до смертной казни, за вовлечение, размещение, принуждение женщин к занятию проституцией при особо отягчающих обстоятельствах (п. б ст.1).
Тем не менее “спрос” по-прежнему рождал “предложение”, возникли новые проблемы. Практически были малоуязвимы с точки зрения уголовного преследования те, кто организовывал или содействовал вовлечению других лиц для занятия проституцией. Формально их деяния приравнивались к вовлечению, размещению для занятия проституцией, но правоохранительные органы постоянно сталкивались с трудностями при сборе доказательств. Другая проблема оказалась неожиданной — мужская проституция, получившая распространение во второй половине 80-х гг. 4 сентября 1991 г. ПК ВСНП на своем 21-м заседании седьмого созыва принял Постановление о строгом запрете действий сексуального характера, связанных с проституцией (20, 920—921), в котором среди прочего выделил 4 новых состава преступлений, в том числе организацию других лиц для занятия проституцией и содействие организации других лиц для занятия проституцией; в качестве лица, принуждаемого к занятию проституцией, определил отныне не только женщину, но и мужчину; ужесточил санкции за совершенные преступления.
Действительно, проституция с конца 80-х гг. стала заметным явлением в жизни крупных городов. В тесной увязке с устойчивым спросом в самом Китае, большим наплывом иностранцев, особенно из СССР и стран СЭВ, а позднее из государств СНГ и Восточной Европы, менялся кадровый и этнический состав “жриц любви”: китаянки и кореянки, монголки и россиянки, украинки и узбечки... Тогда же заговорили о мужской проституции, что нашло отражение и в китайском разговорном языке. Если женщин-проституток с давних пор на жаргоне называли “курочками”, то в отношении мужчин этой профессии появился термин “утки” (возможно, “селезни”).
УК 1997 г. отразил все те изменения, которые произошли в обществе. В пяти статьях параграфа 8 “Организация, принуждение, вовлечение, размещение, сводничество в занятии проституцией” (ст. 358-362) выделены семь составов преступлений.
По статье 358, организация или принуждение других лиц к занятию проституцией наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет, в качестве дополнительного наказания применяется штраф. Лишением свободы на срок десять и более лет либо пожизненным заключением наказывается организация других лиц для занятия проституцией при отягчающих обстоятельствах;
принуждение несовершеннолетней, не достигшей четырнадцати полных лет, к занятию проституцией;
принуждение многих лиц к занятию проституцией или неоднократное принуждение другого лица к занятию проституцией;
принуждение к занятию проституцией после изнасилования;
при тяжком телесном повреждении, смерти человека, принужденного к занятию проституцией, или при других тяжких последствиях.
Одна из перечисленных ситуаций при особо отягчающих обстоятельствах наказывается пожизненным лишением свободы либо смертной казнью. В качестве дополнительного наказания применяется штраф либо конфискация имущества. Содействие организации других лиц для занятия проституцией наказывается лишением свободы на срок до пяти лет, при отягчающих обстоятельствах — от пяти до десяти лет. В любом случае применяется штраф.
Следует заметить, что в санкции данной статьи были внесены некоторые изменения по сравнению с упоминавшимся ранее Постановлением о строгом запрете действий сексуального характера, связанных с проституцией. Так, минимальный срок лишения свободы за организацию других лиц для занятия проституцией стал пять лет вместо десяти, а за содействие организации — до пяти вместо прежних до трех лет. Если ранее организация или принуждение других лиц к занятию проституцией при особо отягчающих обстоятельствах наказывалась смертной казнью, в качестве дополнительного наказания применялась конфискация имущества, то в нынешнем варианте есть некоторое послабление и т. д.
Как уже говорилось выше, уголовная ответственность за вовлечение, размещение для занятия проституцией предусматривалась еще в УК 1979 г. Понятие “сводничество” впервые употребляется в статье 3 Постановления о строгом запрете действий сексуального характера, связанных с проституцией. В нынешнем УК вовлечение, размещение и сводничество других лиц для занятия проституцией объединены в одной статье (ст. 359). В соответствии с положениями статей 358, 359 квалифицируется и наказывается организация, принуждение, вовлечение, размещение, сводничество в занятии проституцией персоналом гостиниц, служб обеспечения продуктами и напитками, культурно-развлекательных, таксомоторных и других организаций с использованием имеющихся возможностей (ст. 361). Таким образом в санкциях двух из пяти статей настоящего параграфа допускается применение смертной казни.
Сложной для перевода оказалась статья 360, а именно ее часть 1 — действия сексуального характера, связанные с проституцией, при заведомо венерическом заболевании. К сожалению, авторы так и не смогли найти адекватный вариант на русском языке. Субъектом этого преступления может быть любая из сторон, что и отражено в тексте оригинала. В русском языке такая возможность отсутствует. Даже разговорное и несколько устаревшее “проститут” в отношении лица мужского пола эквивалентно слову “проститутка” только во втором значении, т. е. переносном — продажный, бесчестный человек. Лишь частично решают проблему понятия “альфонс” и экзотическое “жиголо”. Поэтому при переводе пришлось воспользоваться описательной конструкцией, а именно: действия сексуального характера, связанные с проституцией.
Реакцией на современные реалии в стране можно считать положения статьи 362, согласно которым передача преступникам, нарушившим закон, конкретных сведений персоналом гостиниц, служб обеспечения продуктами и напитками, культурно-развлекательных, таксомоторных и других организаций во время выявления органами общественной безопасности мест совершения действий сексуальною характера, связанных с проституцией, при отягчающих обстоятельствах квалифицируется и наказывается в соответствии с положениями статьи 310 кодекса — предоставление убежища, ценностей, помощь в сокрытии или дача ложных показаний для выгораживания лица, заведомо совершившего преступление.
Естественно, возникает вопрос о наказании в Китае лиц, которые непосредственно нарушают запрет на действия сексуального характера, связанные с проституцией, т. е. партнеров по сексу “за деньги”. В УК, за исключением упомянутой и специфической статьи 360, нет других норм, предусматривающих уголовную ответственность за эти действия. В то же время в приложении 2 Дополнительной части кодекса содержится список законодательных актов, которые остаются в силе в части, касающейся административных наказаний. Среди них Постановление о строгом запрете действий сексуального характера, связанных с проституцией, 1991 г. По статье 4 постановления, указанные лица подвергаются правовому, нравственному воспитанию, а также приобщаются к производительному труду на срок от 6 месяцев до 2 лет. Конкретные аспекты этой работы определяются установлениями Государственного совета.
При повторных действиях после мер, предпринятых органами общественной безопасности, эти лица направляются на трудовое воспитание, кроме того на них налагается штраф в размере до 5 тысяч юаней. Вопросы трудового воспитания регулируются Постановлением Государственного совета о трудовом воспитании от 1 августа 1957 г., утвержденным на 78-м заседании ПК ВСНП первого созыва и дополненным в ноябре 1979 г. (4, 433-436). Стоит напомнить, что срок трудового воспитания устанавливается в пределах от одного года до трех лет. В необходимых случаях он может быть продлен еще на один год. В Постановлении о строгом запрете действий сексуального характера, связанных с проституцией, предусмотрены и другие административные меры.
Уголовное преследование за порнографию в УК 1979 г. было зафиксировано в статье 140 — производство, торговля порнографическими книгами, картинами с целью извлечения прибыли. Максимальное наказание — лишение свободы на срок до трех лет.
Как и в случае с проституцией, изменения в экономической ситуации в стране сыграли здесь решающую роль. В борьбу с порнографической продукцией вначале вступил Государственный совет, который с середины 80-х гг. обнародовал ряд соответствующих постановлений и циркуляров, а с 1988 г. к нему присоединился и ПК ВСНП. В принятых им в январе того года Дополнительных установлениях о наказании за контрабанду, в частности, лишением свободы на срок от трех до десяти лет либо пожизненным заключением наказывалась контрабанда порнографических кинокопий, видео- и аудиозаписей, изображений, литературы или других порнографических предметов с целью извлечения выгоды (20, 905). Именно эти положения в конце концов легли в основу статьи 152 нынешнего УК.
28 декабря 1990 г. ПК ВСНП седьмого созыва на своем 17-м заседании принял Постановление о наказании преступников, виновных в контрабанде, производстве, торговле, распространении порнографических предметов (20, 917-918). Его часть, касающаяся уголовной ответственности, воспроизведена в целом в действующем кодексе, прежде всего в параграфе 9 “Производство, торговля, распространение порнографических предметов” (ст. 363-367).
По статье 363 УК, производство, копирование, издание, торговля, распространение порнографических предметов с целью извлечения выгоды наказывается лишением свободы на срок до трех лет, арестом либо надзором; при отягчающих обстоятельствах — от трех до десяти лет; при особо отягчающих обстоятельствах — десять и более лет либо пожизненным лишением свободы. В качестве дополнительного наказания применяется в зависимости от основного наказания штраф либо конфискация имущества.
Предоставление другому лицу издательского индекса для выпуска порнографической литературы наказывается лишением свободы на срок до трех лет, арестом либо надзором, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания применяется штраф.
В кодексе под порнографическими предметами понимаются литература, кинокопии, видео- и аудиокассеты, изображения и другие порнографические предметы, детально описывающие сексуальные действия или натуралистически пропагандирующие эротику.
Научные труды в области физиологии человека, медицинских знаний не являются порнографическим предметами. Не рассматриваются в качестве порнографических предметов произведения литературы, искусства эротического содержания, имеющие художественную ценность (ст. 367). Последнее обстоятельство весьма существенно. Так, на протяжении десятилетий в КНР был запрещен знаменитый средневековый эротический роман “Цзинь, Пин, Мэй” (”Цветы сливы в золотой вазе”), переведенный на многие языки мира. Во второй половине 90-х гг. наряду с другими древнекитайскими литературными произведениями этого жанра он появился в продаже в виде специализированного издания.

Статьи 364 и 365 предусматривают конкретные санкции соответственно за организацию показа порнографических кинофильмов, видео- и другой аудиовизуальной продукции, а также за организацию порнографического шоу. Кстати, “порнографические шоу” в КНР стали популярны среди определенной части публики только в начале 90-х гг., поэтому в Постановлении о наказании преступников, виновных в контрабанде, производстве, торговле, распространении порнографических предметов, 1990 г. нет нормы, их запрещающей. По мнению юристов, включение этих положений в кодекс должно способствовать искоренению зрелищ порнографической направленности, изменению атмосферы в обществе и строительству социалистической духовной культуры (19, 1214-1215). К различным срокам лишения свободы могут быть приговорены виновные в распространении порнографической литературы, кинокопий, компакт-дисков, изображений или иных предметов порнографического характера при отягчающих обстоятельствах и в производстве, копировании порнографических кинофильмов, видео- и другой аудиовизуальной продукции с целью организации показа. Закон устанавливает уголовную ответственность юридических лиц за совершение указанных преступлений.


Глава 8. Коррупция и взяточничество
Настоящая глава объединяет 15 статей нынешнего варианта Уголовного кодекса (ст. 382-396). Следует сразу оговориться, что понятие “коррупция” весьма расплывчато в КНР, как, вероятно, и во всем мире. О ней много говорят, пишут, проводят международные конференции и симпозиумы, принимают всевозможные резолюции и обращения, но единого подхода к этому явлению нет и поныне.
В Китае тоже ситуация непростая. Вскоре после образования КНР Государственный совет в 1952 г. принял Положение о наказании за коррупцию, в нем содержалось определение коррупции — присвоение, хищение, получение обманным путем, выманивание государственных ценностей, вымогательство ценностей других лиц, получение взятки и иные деяния в нарушение закона по извлечению выгоды в корыстных целях, прикрываясь общественными интересами, совершенные работниками всех государственных органов, предприятий, учебных заведений и относящихся к ним структур (11, 33). Оно отражало традиционное понимание китайцами сути проблемы, поэтому соответствующее китайское слово во всех словарях до сих пор переводится как “коррупция”.
В УК 1979 г. предусматривалась ответственность за коррупцию (ст. 155) и взяточничество (ст. 185), т. е. получение взятки выделялось в самостоятельный состав преступления.
В 1988г. на законодательном уровне дается новое толкование понятия “коррупция” — присвоение, хищение, получение обманным путем или незаконное овладение общественными ценностями государственными работниками, работниками коллективных хозяйственных организаций и др. С использованием служебного положения. Оно, фактически, с некоторыми нюансами закреплено в нынешнем УК. Налицо резкое сужение сферы применения “коррупции”, что, кстати, отмечают и ученые-юристы (11, 35-36).
Одновременно на партийном и государственном уровне все интенсивнее используется термин, отсутствующий в УК и который можно перевести как “разложение”. В данном случае имеются в виду чиновники всех уровней, использующие свое служебное положение для получения максимальных выгод и льгот, присвоения общественных и частных ценностей. Среди них, безусловно, немало преступников, но много и таких, кто в командировках предпочитает останавливаться в роскошных отелях за казенный счет, неоправданно часто и необоснованно пользуется служебным транспортом, устраивает застолья и вечеринки под видом официальных мероприятий. Последние получают партийные взыскания, их исключают из КПК, снимают с работы, но не более. Называть это “коррупцией”, как частенько поступают китайские СМИ, в частности англоязычная пресса, представляется неоправданным, ибо в таком случае придется признать, что коррупция в КНР далеко не всегда уголовно наказуема.
Думается, что в стране существуют два восприятия “коррупции”: политико-нравственное и уголовно-правовое. На партийно-политических форумах, в документах КПК и средствах массовой информации “коррупция” в значительной степени отождествляется с “разложением”, а суды выносят приговоры на основе конкретных статей настоящей главы Уголовного кодекса.
В УК 1979г. максимальное наказание устанавливалось в статье 155. Коррупция при особо отягчающих обстоятельствах наказывалась пожизненным лишением свободы либо смертной казнью. за преступления, связанные со взяточничеством, наказания были не столь суровые (ст. 185). Получение взятки государственным работником с использованием служебного положения наказывалось лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом. Аналогичное преступление, нанесшее государству или обществу крупный ущерб, — лишением свободы на срок пять и более лет. за дачу взятки и посредничество во взяточничестве следовало наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет либо ареста.
Однако уже в начале 80-х гг. ситуация в стране изменилась. В условиях динамично развивающегося общества и крупномасштабных экономических реформ подобного рода преступления резко участились. Государство отреагировало адекватно. Постановление об усилении наказаний в отношении лиц, совершивших серьезные хозяйственные преступления (4, 372-374), принятое ПК ВСНП в марте 1982г., значительно ужесточало уголовную репрессию, в том числе и за взяточничество, вплоть до смертной казни. Тем не менее, проблема сохранялась. Несмотря на показательные процессы и многочисленные смертные приговоры, количество коррупционеров и взяточников неизменно росло. В итоге в январе 1988 г. на 24-м заседании ПК ВСНП шестого созыва были приняты Дополнительные установления о наказании за коррупцию и взяточничество (20, 907-908), действовавшие до октября 1997 г.
Этот нормативный акт кардинально перекраивал уголовное законодательство того времени и фактически объявлял войну преступникам. В частности, в санкциях 3 из 12 статей, предусматривавших конкретные наказания за совершенные преступления, закреплялась смертная казнь. Были сформулированы новые составы преступлений. Установления послужили своего рода основой соответствующей главы обновленного УК.
Субъектами большинства преступлений, предусмотренных в данной главе, являются так называемые государственные работники. Последнее понятие достаточно сложное и требует специальных разъяснений.
Статья 83 УК 1979 г. устанавливала, что под государственными работниками в кодексе понимаются лица, в соответствии с законом выполняющие служебные обязанности во всех государственных органах, предприятиях, непроизводственных и других учреждениях. Вышеуказанное Постановление об усилении наказаний в отношении лиц, совершивших серьезные хозяйственные преступления, содержало исключительно широкое определение этого понятия и включало лиц, работающих в представительных, исполнительных, правоохранительных органах государства всех ступеней, армии, государственных предприятиях, учреждениях, а также других лиц, в соответствии с законом выполняющих различные служебные обязанности.
Такое расширенное толкование “государственных работников”, естественно, вызывало нарекания со стороны законодателей и юристов-специалистов. Неслучайно в ходе подготовки нового варианта кодекса данный вопрос стал предметом острых дискуссий. В конечном итоге все-таки возобладала точка зрения, согласно которой в Китае многие факты, связанные, прежде всего, с коррупцией и взяточничеством, имеют место именно на предприятиях и в организациях, особенно государственных. Поэтому включение сотрудников производственных и непроизводственных структур в число государственных работников “будет способствовать защите госимущества” (19, 454).
Согласно статье 93 Общей части УК 1997 г., под государственными работниками понимаются лица, выполняющие служебные обязанности в государственных органах. В качестве государственных работников рассматриваются и лица, выполняющие служебные обязанности в государственных компаниях, предприятиях, непроизводственных структурах, общественных организациях, лица, направленные государственными органами, компаниями, предприятиями, непроизводственными структурами в негосударственные компании, предприятия, непроизводственные структуры, общественные организации для выполнения служебных обязанностей, а также другие лица, в соответствии с законом выполняющие служебные обязанности.
В перечисленных органах и организациях, как считают китайские специалисты, к категории государственных работников не относятся водители автомашин, охранники, повара, уборщицы и другой технический персонал, а также рядовой состав вооруженных сил (12, 95).
В конце апреля 2000 г. на 15-м заседании ПК ВСНП девятого созыва были даны разъяснения к части 2 статьи 93. В законодательном порядке было указано рассматривать в качестве “других лиц, в соответствии с законом выполняющих служебные обязанности” (т. е. государственных работников), отныне и членов комитетов сельского населения (созданы в 80-е гг.), других низовых организаций в сельской местности, осуществляющих определенные функции “при оказании содействия народным правительствам в административном управлении”. К числу конкретных видов такой деятельности отнесены управление средствами, выделенными при стихийных бедствиях, авариях, на предупредительные меры против паводков, оказание помощи семьям павших героев, семьям военнослужащих, инвалидам войны, поддержку бедных, переселенцев, материальную помощь; управление средствами социальных пожертвований на общественные работы; хозяйствование и управление землей, находящейся в собственности государства; управление компенсационными выплатами за реквизицию земли; замещение по взиманию, уплате налогов; работа, связанная с планированием рождаемости, пропиской населения, призывом на военную службу, а также другая деятельность по содействию народным правительствам в административном управлении.
По статьям 382 и 383 (коррупция), 384 (использование не по назначению общественных средств), 385 и 386 (получение взятки) рассматриваемой главы Особенной части УК, согласно принятому нормативному акту, квалифицируются незаконное овладение общественными ценностями, использование не по назначению общественных средств, требование и получение ценностей от других лиц или незаконное получение ценностей от других лиц членами комитетов сельских жителей и других низовых организаций в сельской местности, выполняющими вышеперечисленные обязанности, с использованием служебного положения, если эти деяния образуют состав преступления.
Данное решение объяснялось необходимостью распространить на указанную категорию лиц действие соответствующих статей главы 8 Особенной части Уголовного кодекса (7, 26 апреля 2000 г.).
Для современного Китая такой список “недосягаемых” несколько великоват (естественно, в заключительной его части), но с соответствующими оговорками, вероятно, и можно было бы воспринять российскую версию при переводе. Однако существуют два принципиальных “но”. Во-первых, “работники” и “служащие” в китайском языке обозначаются разными иероглифами, понятие “служащий” в УК КНР отсутствует. Во-вторых, государственные служащие в Китае — это лица, выполняющие служебные обязанности в органах только исполнительной власти всех уровней, за исключением технического персонала (9, 1). Понятно, что в этой ситуации вопрос следует считать “закрытым”.
Под коррупцией в УК 1997 г. понимается присвоение, хищение, получение обманным путем или незаконное овладение другими методами общественными ценностями государственными работниками с использованием служебного положения.
Как коррупция рассматривается и присвоение, хищение, получение обманным путем или незаконное овладение другими методами государственными ценностями с использованием служебного положения работниками, которые распоряжаются, ведают государственной собственностью по поручению государственных органов, компаний, предприятий, непроизводственных структур, общественных организаций (ст. 382).
К коррупции практически приравнено получение взятки, которое определяется как требование и получение ценностей от других лиц или незаконное получение ценностей от других лиц для извлечения ими выгоды государственными работниками с использованием служебного положения. В нарушение государственных установлении получение под различными предлогами вознаграждений, платы за оформление в личную собственность имущества государственными работниками в сфере хозяйственной деятельности также рассматривается как получение взятки (ст. 385).
Получение взятки наказывается в соответствии с положениями статьи 383 о коррупции на основании общей суммы и обстоятельств совершенного преступления.
Указанная статья, в частности, предусматривает, что коррупция на сумму 100 тысяч юаней (около 12 тысяч долларов) и более наказывается лишением свободы на срок десять и более лет либо пожизненным лишением свободы; при особо отягчающих обстоятельствах — смертной казнью. Коррупция на сумму 50 тысяч юаней (примерно 6 тысяч долларов) и более наказывается лишением свободы на срок пять и более лет; при особо отягчающих обстоятельствах— пожизненным лишением свободы.
В перечисленных случаях в качестве дополнительного наказания может применяться или применяется конфискация имущества.
За коррупцию на сумму 5 тысяч юаней (около 600 долларов) и более следует лишение свободы на срок от одного года до семи лет; при отягчающих обстоятельствах — от семи до десяти лет. Коррупция на сумму менее 5 тысяч юаней при отягчающих обстоятельствах влечет лишение свободы на срок до двух лет либо арест. В некоторых случаях виновным в коррупции можно назначить наказание ниже низшего предела, освободить их от наказания, наложить административное взыскание.
Следует признать, что новое законодательство в определении наказаний за конкретные суммы оказалось по сравнению с прежним весьма либеральным. Согласно ранее упоминавшимся Дополнительным установлениям о наказании за коррупцию и взяточничество, идентичные наказания назначались за более скромные суммы: 50 тысяч юаней и более, 10 тысяч юаней (1200 долларов) и более, 2 тысячи юаней (около 240 долларов) и более, менее 2 тысяч юаней.
Кстати, статья 394 УК КНР содержит четкие предписания относительно “любви к подаркам”. Получение их на значительную сумму государственными работниками в служебной деятельности внутри страны или во внешних сношениях, если они не сданы согласно государственным установлениям, квалифицируется и наказывается в соответствии с положениями статей 382, 383.
Вопросы, связанные с тем, как поступать с подарками, регулирует, в частности, Постановление о системе проведения регистрации подарков, полученных работниками партийных и государственных органов в ходе поездок по стране (25, 19 мая 1995 г.), принятое канцелярией ЦК КПК и канцелярией Государственного совета и утвержденное ЦК КПК и Госсоветом. В статье 2 устанавливается, что в ходе поездок по стране работники партийных и государственных органов не должны принимать подарки, поднесение которых может повлиять на правильное исполнение ими служебных обязанностей, а подарки, от принятия которых по тем или иным причинам не представляется возможным отказаться, необходимо зарегистрировать и сдать в вышестоящую организацию. за исключением имеющих небольшую стоимость, все другие полученные данными работниками подарки в ходе поездок по стране (не включая поездки к родственникам и друзьям), подлежат регистрации.
Взяточничество в КНР — собирательный термин, охватывающий три состава преступлений — получение взятки, дача взятки и посредничество во взяточничестве. Дачей взятки является передача ценностей государственным работникам для извлечения неправомерной выгоды. В то же время передача ценностей вследствие вымогательства без извлечения неправомерной выгоды не является дачей взятки (ст. 389). По китайскому законодательству, дача взятки расценивается как менее общественно опасное деяние, чем ее получение. Поэтому в соответствии со статьей 390 УК она наказывается лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом; дача взятки для извлечения неправомерной выгоды при отягчающих обстоятельствах или крупном ущербе интересам государства наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет, при особо отягчающих обстоятельствах — десять и более лет либо пожизненным лишением свободы, в качестве дополнительного наказания может применяться конфискация имущества.
Лицу, давшему взятку и добровольно признавшемуся в этом до уголовного преследования, можно назначить наказание ниже низшего предела либо освободить его от наказания.
Посредничество во взяточничестве государственных работников при отягчающих обстоятельствах карается лишением свободы на срок до трех лет либо арестом. Посреднику во взяточничестве, добровольно признавшемуся в совершении преступления до уголовного преследования, можно назначить наказание ниже низшего предела либо освободить его от наказания (ст. 392).
Отражением современной китайской действительности стало появление в уголовном законодательстве новой статьи, создающей немалые трудности при переводе. По статье 388, для извлечения третьими лицами неправомерной выгоды требование и получение ценностей от третьих лиц или получение ценностей от третьих лиц государственными работниками с использованием благоприятных условий, вытекающих из собственных служебных полномочий или занимаемых должностей, через служебные действия (бездействие) других государственных работников рассматривается как получение взятки. В связи с распространением указанной практики законодатель был вынужден специально уточнить одно из проявлений “использования служебного положения”.
Привлекает внимание статья 395 — требование объяснения источников имеющейся собственности или расходов от государственных работников при очевидном их превышении законных поступлений. Государственный работник, не сумевший объяснить законность своих доходов, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет либо арестом, разница в суммах рассматривается как незаконный доход; часть собственности, превышающая законную, подлежит изъятию. УК КНР обязует государственных работников, имеющих вклады за границей, заявлять об их наличии в соответствии с государственными установлениями. Утаивание такой информации на значительную сумму наказывается лишением свободы на срок до двух лет либо арестом; при смягчающих обстоятельствах налагается административное взыскание.
Китайские правоохранительные органы уделяют серьезное внимание этим положениям закона.
В частности, по сообщению агентства Синьхуа от 22 декабря 1998 г., городской народный суд средней ступени в Наньчане (административный центр провинции Цзянси) приговорил местного чиновника Гу Саньфа к пожизненному лишению свободы. С начала 1993 по 1996 гг., используя служебное положение, он получил взятки на сумму 370 тысяч юаней (около 45 тысяч долларов). Кроме того, у него были обнаружены средства в размере более 780 тысяч юаней (почти 95 тысяч долларов), происхождение которых он не сумел объяснить.

Впервые в истории уголовного законодательства КНР введено понятие “коллективный самовольный раздел государственного имущества”. К сожалению, авторы пока не могут предложить более удачный вариант перевода. Статья 396 предусматривает, что за подобный “раздел” от имени организации на значительную сумму государственными органами, компаниями, предприятиями, непроизводственными структурами, общественными организациями лица, непосредственно ответственные за руководство, и другие непосредственно ответственные лица наказываются лишением свободы на срок до трех лет либо арестом, в качестве дополнительного или самостоятельного наказания применяется штраф; при крупном размере суммы — от трех до семи лет, в качестве дополнительного наказания применяется штраф. Аналогичным образом наказывается и коллективный самовольный раздел от имени организации ценностей в виде штрафов, конфискованного имущества, которые должны быть сданы в государственную казну, правоохранительными и административно-исполнительными органами.
По мнению китайских юристов, включение в УК данного положения вызвано “очевидностью явления”, “весьма серьезным уроном государственному имуществу и национальной экономике”, “решительным недовольством широкой общественности” (13, 496).
Выступая на данной сессии 10 марта, генеральный Прокурор Хань Чжубинь подчеркнул, что в 1999 г. органы /прокуратуры расследовали 7725 дел о коррупции и взяточничестве на сумму 50 тысяч юаней (6 тысяч долларов) и более, 5244 дела об использовании не по назначению общественных средств (ст. 384 УК КНР) в размере 100 тысяч юаней (12 тысяч долларов) и более. В тот же день председатель Верховного народного суда Китая Сяо Ян, подводя итоги работы судов всех ступеней в истекшем году, особо выделил дела о коррупции, взяточничестве и использовании не по назначению общественных средств. 15748 подсудимым были вынесены суровые приговоры. Среди них 2 руководителя провинциального (министерского) уровня, 65 — городского (соответствует департаменту в министерстве), 367 — уездного (отдел в министерстве). В государственную казну были возвращены средства на сумму 1,5 млрд. юаней (более 180 млн. долларов) (25, 11 марта 2000 г.).
 
Главная страница | Карта сайта | Ваши запросы | Новости | Почта
Компания MEGA POWER Hong Kong Croup Limited